Category: религия

Наблюдатель

Ничего святого?

Был у нас в уфимском филиале совершенно пьющий каменщик. Каменщик замечательный. Количество кубов кладки, выдаваемых им в смену с четырьмя подсобниками, даже в мое развращенное воображение не укладывалось. Подсобники, сидящие тоже на сделке, на него молились – зарплата выше, чем у таких же рабочих в два с лишним раза.

Collapse )
Наблюдатель

Брежнев, Чернов, Горький, Гиляровский, Зряхов и я.

Нравилось Леониду Ильичу читать всякие речи и доклады, телевидение показывало это всей стране. По всем трем каналам. Говорят, что, когда заработал четвертый канал, все пробовали переключаться на него, но там на экране уже сидел человек со строгим лицом и говорил: «Я тебе попереключаю!» Скандал произошел лишь однажды, когда страна, слушая любимого вождя, вдруг обалдела, потому что вместо привычного текста раздалось какое-то пение и Генеральный секретарь забубнил замогильным голосом: «И ныне, и присно, и во веки веков!» Оказалось, что в это время по проклятой новой кнопке шел какой-то фильм из старинной жизни, кого-то там венчали в церкви или хоронили и звук оттуда попал на соседние каналы. Ну, уволили виновных и далее уже никто не сбивался.

Это цитата. Из замечательной, на мой взгляд, книги Владимировича Борисовича Чернова "Искушения и искусители. Притчи о великих".Ну очень нравится. А сегодня эта книга натолкнула меня на другую книгу. Не то что бы "еще более лучшую", но не менее знаменитую и незаслуженно забытую из-за дружбы народов. Книга, которую все вспоминают по-разному.  Горький как "Прекрасную магометанку, умирающую на гробе своего супруга". Гиляровский как "Прекрасную магометанку, умирающую на гробе своего мужа", а на самом деле она называется "Битва русских с кабардинцами, или Прекрасная магометанка, умирающая на гробе своего мужа" Николая Ильича Здряхова, русского писателя, что из фамилии явствует. Оба же и Горький и Гиляровский рядом с магометанкой вспоминают "Таинственного монаха" и "Гуак, или Непреоборимая верность". Гуака, я даже не читал, а "Таинсвенный монах" - это один из двух стереофильмов, лет тридцать подряд шедших в кинотеатре Октябрь на проспекте Калинина. Таинственный монах и Замурованные в стекле.

Но я вообще не об этом. Я о Брежневе. И о случае, упомянутом Черновым. Про "И ныне, и пристно, и во веки веков". Дело в том, что Чернов ошибается. Все было с точностью наоборот и я этому был свидетель. Потому что "болель". В детстве. И сидел дома с ангиной и температурой. И по новому каналу показывали кино. По Горькому. "В людях" называется. И там есть сцена исповеди. Где бродатый (а как же ж иначе) батюшка занимается исповедованием. И вот этот батюшка взял и заговорил голосом Леонида Ильича Брежнева.

Хотя есть у меня сомнения. Потому что времени прошло изрядно. А из-за ангины температура у меня была около тридцати восьми градусов с десятыми. Кто-нибудь видел не? Или слышал? Или хотя бы читал? Спасите-помогите. Не дайте пропасть, выпивая глицин.

Инкогнито

Идиотский вопрос.

Имеется идиотский вопрос: кто-нибудь свечи церковные жевать пробовал?
Ничего такого странного, между прочим. Вот возьмем меня. Жевательной резинки у нас в детстве не было, а в стадо жвачных почему-то хотелось. Ну и жевали, что ни попадя. Битум строительный в числе первых. Чтоб американская разведка (а какой еще это интересно?) не раскрыла секрет городской жвачки, мы называли битум гудроном или смолой, откалывали от большущих кип на стройплощадке и жевали за милую душу, забывая помыть.
В деревне с битумом напряженка. Ну в ту деревеньку, где мы с бабушкой на даче здоровье поправляли, битума точно не завезли. Я зерно жевал из твердых сортов пшеницы. Стыришь на поле пару колосков, потрешь в ладонях, пересыпешь несколько раз из руки в руку, подставляя ветру, чтоб от шелухи избавиться и жуешь. Почти как появившаяся позже жвачка Калев, если жевать долго. У меня тогда было такое чувство, что ее именно так и делают.
А еще мне сосед сегодня соты принес с медом. Вкусные. Я за чаем и вспомнил, что у тетки Арины, у которой мы комнату  в доме снимали, пчелы были. Медогонка была, дымарь и накомарники всякие. Кстати, никто не знает почему накомарник, если он вовсе на человеческую голову одевается, а не на комаров? И соты с медом. С колодезной водой, чтоб зубы ломила из вредности. Вкус детства.
Жеванный воск в детстве велено было не выбрасывать, а собирать. Тетка Арина отвозила его в Дмитров и сдавала в мастерскую, где из него церковные свечи делали.
Вот и получается, что я не знаю сколько, чтоб не соврать, но пару сотен точно церковных свечей пережевал.
Узбек

Юбилей.

Маме - семьдесят. Семьдесят лет, ага. Это мне-то значит сколько? Никогда бы не подумал.
- Игорь, у тебя в кабинете и на кухне горел свет в четыре утра, - благо окна наших квартир в зоне прямой видимости, - У тебя опять камни в почках?
- Нет, мам, все хорошо. Просто работа...
- Что печень?
- Все хорошо, мам. Я здоров.
- Тогда у тебя грипп, ты просто не хочешь беспокоить и не спишь в четыре часа ночи с температурой.
- Мааааам, я спал.
- Нет, я видела, свет горел, и папа тоже видел.
- Мам, папу-то зачем было будить?
- Ну ты ж опять скажешь, что мне показалось... Я его не будила, - он и сам не спал. А ты мне обещал последнюю Маринину в ридер записать. Записал?
Слово себе дал, что никогда не буду за окнами сына смотреть. Горит, не горит... Какое мое дело-то? Его окна тоже видно из моих. Если очки одеть. Но слово есть слово.
- Леха! Почему не спишь в пол четвертого? Ты не заболел?
- Пап, все нормально.
- Ага, а почему в профиле Skipe горит, что в сети? Точно ничего не болит?
- Пааааап! Я сплю и здоров, просто работа...
- Ну спи, спи. Извини, что помешал. А у тебя свет на кухне горит?
- Нет, пап, не горит. Ты ж слово дал, что смотреть не будешь?
- А я и не смотрю. Я просто спросил, раз ты не спишь и в Skipe. Ты точно здоров? У меня DVD на МАСе не пишутся, ты обещал посмотреть...
Зато сегодня в итальянском ресторанчике были. Вшестером. Мама, папа, я, жена и сын с женой (можно сказать).
- Какое вино рекомендуете? - это мама интересуется у официантки лет двадцати.
- Возьмите Кьянти, не пожалеете.
- Извините, ради бога, - менеджер оттерев плечом официантку, - она новенькая. Кьянти... вы его не любите, я знаю, я позволю себе предложить...
- Предлагайте!
Маме семьдесят. Она родилась в сорок первом в поселке Атка Колымского края. Атка - это АТК на самом деле. Авто-Транспортная Колонна.
Наблюдатель

(no subject)

Байка старая вспомнилась, в связи с иерейскими песнопениями. Не помню была она в жж или нет. Поиском не находится, по крайней мере.
Давно, так давно, что некоторые столько не живут, а некоторые, прожив именно столько, считают себя людьми зрелыми и познавшими мир, мы с моим приятелем и однокурсником Ванькой подрабатывали внештатными фотокорреспондентами одной московской и комсомольской газеты.
Collapse )