Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Наблюдатель

Вина одной старушки

- Послушайте, Петя, - заявил один школьный ученик другому, - я прекращаю наше сотрудничество. За последнюю контрольную по физике я получил единицу. Я бы сам решил эти задачи, Петя, хотя бы на «два», а то и на «три», если бы мне повезло. А тут единица и грядущая тройка в аттестате. Я прекращаю наше сотрудничество.

- Паш, не надо прекращать, - заныл Петя, - я нечаянно ведь, у меня ангина и с со Светкой поругался. Я и себе на трояк написал.

- Вот видишь, себе на трояк, а мне на единицу. Так что сочинения каждый пишет себе сам. И физику каждый пишет себе сам. И вообще…

- Паш, ну пожалуйста. Завтра же по Достоевскому надо писать, а я его даже не читал. А потом в кино сходим, Светка подругу возьмет из музыкальной школы.

- Ну разве что подругу. Красивую.

Паша написал сочинение за Петю и они пошли в кино.

Collapse )

Наблюдатель

И чувства добрые

В 2000 нам в новую квартиру надо было переезжать и вещи перевозить. В том числе достаточно большую по нынешним меркам библиотеку. Всего-то тысячи две, если на штуки считать, хотя мне это никогда в голову не приходило, поэтому может и три.

Для перевозки книг нужны картонные коробки. Можно как в старом кино шпагатом перевязывать, но мне книги жалко. Ненужные коробки можно взять в магазине. Там где много магазинов, там много коробок. И мы поехали на оптовую ярмарку.

Collapse )
Наблюдатель

Сопротивление материалам.

Сопромат у нас вел молодой очкастый ботаник по фамилии Тархов. Предмет знал (чего там знать-то?), семинары вел увлеченно, из-за чего был вечно перепачкан мелом, так как все нагрузки и воздействия демонстрировал с помощью рук. Он их ломал, сжимал, растягивал, крутил и изгибал, вырывая из заделки. А однажды пришел преподавать с загипсованной рукой. Причем не просто загипсованной а торчащей вперед на подставке. Зал стих.

- Допрыгался, - с сожалением шепнул кто-то.

- Доломался скорее, - ответило негромкое эхо, - как же теперь?

Преподаватель с грустной миной, молча сел на краешек стула. Было слышно, как в самом уголке тихо всхлипывает какая-то впечатлительная девица, тайно влюбленная в сопромат.

- Семинара не будет? - разорвал тишину чей-то робкий и от этого хриплый мужской голос.

- Отчего же? - очнулся Тархов и постучал пальцем по гипсу, - так даже нагляднее, мела на гипсе не видно, а вместо шарнирной заделки теперь жесткая.

UPD: тут некоторые на разных сайтах, прочитав заголовок, говорят, что я не знаю как правильно называется предмет "сопротивление материалов". Таки я знаю. Просто заголовок текста имеет к предмету несколько опосредованное отношение.

Наблюдатель

Забытые сварщики.

Не слышали ли вы страшные истории про забытых в трубе сварщиков? Мол зазевался сварщик, или даже мастер какой-нибудь на трассе магистральных труб большого диаметра. Корень шва изнутри поправлял. А в это время две нитки в одну соединили. Отряд не заметил потери бойца. И дальше тоже соединили. А сварщик в трубе и остался. В одну сторону пошел – задвижка. В другую пошел долго в горку поднимался, все коленки сбил, а там тоже задвижка. Так и голодал, пока нефть не пустили. Или газ. Хотя на газе задвижек нет, там краны Не слышали, нет?

Collapse )
Наблюдатель

Рынок и литература.

Сейчас на рынке видел табличку: ИП Шагинян В.И., продавец: Ульянова М.С.

А в литературе все наоборот ведь. Кстати, слышал когда-то байку, что в старости Мариэтта Сергеевна занималась физкультурой и ходила задом на перед, исповедуя теорию, что мышцы, отвечающие за ходьбу вперед износились гораздо больше, чем те, которые отвечают за ходьбу назад.

Наблюдатель

Мыло фигурное.

Лет так семь-восемь назад я ввязался в один чисто филологический спор. Вот скажем есть монумент в полный рост. И у монумента есть пьедестал, то есть подножие. Монумент естественно - скульптура. А если не скульптура, а обелиск. У обелиска есть подножие? Вопрос спорный. Ног-то у обелиска нету.

Или вот конная статуя. У ней подножие есть. Потому что у коня есть ноги. Но статуя-то не коня вовсе, а всадника. У всадника тоже ноги есть, как и у коня, но подногами кроме коня - только воздух. То есть получается, что конь - подножие всадника. А может и не подножие, потому что конь-то вовсе не под ногами, а под всадниковым основанием. Возьмем тогда "Основание" Азимова. Его еще некоторые Академией называют. А лучше всего не будем мы это основание брать, а обратимся к предмету спора.

Может ли быть подножие, в смысле пьедестала, у бюста? Один нищастный филолог говрила, что ни в коем случае. Нет ног - нет подножия. Тут я вспомнил про материковое подножие. Видели ноги у материка? Я тоже. У материка - основание, как и у Азимова есть, и это основание называют подножием.

С чего это я вспомнил и нагородил такого? А бюсты вчера видел. Много. Среди ежиков, белок и зайцев. Среди бутербродов с икрой и шпротами. Вот такие:

Collapse )

Наблюдатель

К столетию.

К столетнему юбилею одного из советских министров идет подготовка. В том числе готовится к выпуску книга с биографией и воспоминаниями лично знавших его людей. Меня тоже спросили. Знал, мол? Конечно знал. Видел даже и встречался. Только про это в книгу не надо.

Мы тогда объект строили. Оборонно-химического характера. Новейший даже сейчас объект. У американцев такого до сих пор не делают, потому что не знают как. Строили быстро, практически с листа. Под контролем ЦК партии. Срочно очень надо было. На объекте все время начальник отдела этого самого ЦК и пара начальников главков. Из всех научных и проектных институтов сменные бригады, человек по десять. Из-за срочности понятия "ранжира" на стройке не было. Мнение рядового инженера зачастую превалировало над мнением какого-нибудь академика. И мог этот инженер инициировать совещание на уровне министра. Запросто. Очень нужный был объект потому что.

Collapse )

Наблюдатель

Ничего не значащее.

Прочитал тут в МК, как Юлия Калинина переживает. Войковскую не переименовали. И не главное, что не переименовали. Главное, что иезуитским способом. То есть спросив у народа. Никогда, дескать, не спрашивали. И не только названия меняли. А парковки бесплатные меняли на платные, ларьки у метро - на пустые места. Время продажи алкоголя даже меняли. Впрочем, последнее я от себя добавил, у Калининой такого нету.

У нее про улицы с проспектами. 150 штук. "Улица Горького стала Тверской, проспект Калинина - Новым Арбатом, улица Фрунзе - Знаменкой, улица Суслова - Аминьевским шоссе, площадь Свердлова - Театральной, улица Пельше - Мичуринским проспектом, а переулок Павлика Морозова - Нововаганьковским", - пишет Калинина. И тут я с ней согласен. Трудно с ней не согласиться. Не надо у нашего народа ничего спрашивать. Надо самим все решать. С названиями. С парковками. С ларьками. С водкой и сигаретами. Потому что у Калининой мнение не всегда совпадает с мнением большинства. Другая бы радовалась. А она расстраивается. И, почему-то, не за себя, а за большинство. Но это все такие. Большинство нас тоже за себя не расстраивается, за других все время.

Насчет Войкова, по-моему, просто. Есть желание в чем-то обвинить и переименовать на государственном уровне? Делайте по-государственному. Возбудите дело. Расследуйте. Судите с защитниками и обвинителями. Объявите приговор. И переименовывайте с приговором в соответсвии. А то у каждого фрика-историка, влезшего в это дело, мнение од "ать" до ять ведь пляшет камаринского. Чуть было не сказал "гопак прыгают".  

Хорошо бы еще сталинские высотки во что-нибудь переименовать с мавзолеем Ленина. А там и до самой Калининой недалеко. Вдруг она в честь всесоюзного старосты Калинина? В Арбатову ее. Хотя Арбатова-то уже есть, хотя и не Юлия. Можно в Новоарбатову. Ну или подберем ей какого-нибудь политически нейтрального Волкова.

Что-то разошлось и растянулось. Я ж, честно говоря, про рекламу хотел. Сотового оператора. Про писателя, который забыл. Ручку. Уехал в деревню, вдохновение искать, а ручку забыл. Но не забыл телефон того самого сотового оператора. Позвонил другу и стал ему диктовать. 

Не, я понимаю и даже чувствую, что эти писатели какие-то не совсем нормальные. Мало того, что ручками пишут, при наличии нормального программного обеспечения. Они ручки забывают и друзей не по назначению используют при финансовом попустительстве некоторых сотовых операторов. И это все при наличии диктофона в телефоне. 

Наблюдатель

Брежнев, Чернов, Горький, Гиляровский, Зряхов и я.

Нравилось Леониду Ильичу читать всякие речи и доклады, телевидение показывало это всей стране. По всем трем каналам. Говорят, что, когда заработал четвертый канал, все пробовали переключаться на него, но там на экране уже сидел человек со строгим лицом и говорил: «Я тебе попереключаю!» Скандал произошел лишь однажды, когда страна, слушая любимого вождя, вдруг обалдела, потому что вместо привычного текста раздалось какое-то пение и Генеральный секретарь забубнил замогильным голосом: «И ныне, и присно, и во веки веков!» Оказалось, что в это время по проклятой новой кнопке шел какой-то фильм из старинной жизни, кого-то там венчали в церкви или хоронили и звук оттуда попал на соседние каналы. Ну, уволили виновных и далее уже никто не сбивался.

Это цитата. Из замечательной, на мой взгляд, книги Владимировича Борисовича Чернова "Искушения и искусители. Притчи о великих".Ну очень нравится. А сегодня эта книга натолкнула меня на другую книгу. Не то что бы "еще более лучшую", но не менее знаменитую и незаслуженно забытую из-за дружбы народов. Книга, которую все вспоминают по-разному.  Горький как "Прекрасную магометанку, умирающую на гробе своего супруга". Гиляровский как "Прекрасную магометанку, умирающую на гробе своего мужа", а на самом деле она называется "Битва русских с кабардинцами, или Прекрасная магометанка, умирающая на гробе своего мужа" Николая Ильича Здряхова, русского писателя, что из фамилии явствует. Оба же и Горький и Гиляровский рядом с магометанкой вспоминают "Таинственного монаха" и "Гуак, или Непреоборимая верность". Гуака, я даже не читал, а "Таинсвенный монах" - это один из двух стереофильмов, лет тридцать подряд шедших в кинотеатре Октябрь на проспекте Калинина. Таинственный монах и Замурованные в стекле.

Но я вообще не об этом. Я о Брежневе. И о случае, упомянутом Черновым. Про "И ныне, и пристно, и во веки веков". Дело в том, что Чернов ошибается. Все было с точностью наоборот и я этому был свидетель. Потому что "болель". В детстве. И сидел дома с ангиной и температурой. И по новому каналу показывали кино. По Горькому. "В людях" называется. И там есть сцена исповеди. Где бродатый (а как же ж иначе) батюшка занимается исповедованием. И вот этот батюшка взял и заговорил голосом Леонида Ильича Брежнева.

Хотя есть у меня сомнения. Потому что времени прошло изрядно. А из-за ангины температура у меня была около тридцати восьми градусов с десятыми. Кто-нибудь видел не? Или слышал? Или хотя бы читал? Спасите-помогите. Не дайте пропасть, выпивая глицин.