?

Log in

No account? Create an account

Категория: город

Когда я вчера писал, что в метро меня не понимают, я думал, что меня случайно не понимают. Потому что из одного случая делать далеко идущие выводы - неправильно. Один случай это еще не статистика.
Сегодня меня опять не поняли. И опять барышня. Лет тридцати-тридцати пяти. Красивая. С мелкой любопытной собакой в сумке. Барышня сидит, сумку с собакой (килограмма на полтора) на коленях держит. Собака головой вертит и глазами хлопает. Впрочем, глазами они обе хлопают. Очень симпатично причем. И составляют из себя ужасно прекрасную композицию, как японцы свою икебану - просто и со вкусом.
Смотрел, я на них смотрел. И не вытерпел. Ну ужасно погладить хочется ведь. Или за ухом почесать. Понимаю, что в первом точно откажут, а без разрешения я такого вообще не делаю. Всегда сначала разрешения спрашиваю, потом уже за ухом чешу. Могут ведь и палец откусить, если без разрешения.
- Не разрешите ли вы мне, любезная барышня, - спрашиваю, - вам за ухом почесать? А то сил нет на такую красоту смотреть и не потрогать. Извините, пожалуйста, что обращаюсь, но я ж целый день потом переживать буду, что не спросил. И ночью даже могу не уснуть.
- Чешите, - соглашается любезная барышня, - мне не жалко, чешите сколько влезет, нам через одну остановку только выходить надо.
И чего она потом возмущаться начала, я не знаю. Предполагаю только, что она меня как-то не так поняла. Скорей всего подумала, что я ее про собаку спрашиваю. И нафига мне ее собака-то? Я вообще кошек люблю, а собаки мне совсем не так симпатичны. Особенно эти мелкие тявкалки. Не, я их право на существование не отрицаю. Пусть себе, коли людям нравятся. Но чтоб я в метро такую собаку за ухом чесать стал? Разве ж можно такое подумать, когда народ, глядя на мою физиономию, кошельки поближе к сердцу перекладывает и спиной старается не поворачиваться?
Так что меня опять не поняли, и это уже представляет из себя тенденцию. Впрочем, хорошо, что без рукоприкладства обошлось. Все-таки это правильная позиция - сначала разрешения спрашивать и только потом за понравившимся ухом чесать.

Разговорчики.

Некоторых очень раздражает, когда рядом, кто-нибудь чужой по сотовому телефону разговаривает. В транспорте там, магазине, или просто на улице, но громко, то есть орет так, что его на том конце связи и без телефона в легкую слышно. Орет, понятное дело, о своем, о девичьем. Про внуков, про любовников, про теток которых уже и как. Раздражает?
Меня так нисколько. У меня и без них есть о чем подумать, если мне неинтересно. Вот сегодня в автобусе тетенька лет шестидесяти на телефон кричала, подъезжая к метро Выхино.
- Ты, - кричит, - меня ждешь? На Выхино? Жди! Я подъезжаю уже! Замерзла? Ну ты хоть в метро зайди - погрейся!
На всю оставшуюся дорогу хорошее настроение мне обеспечила. Выхино - открытая станция ведь.
Или вот в метро девчонка в трубку кричит:
- Представляешь, я такая стою, а он такой мне на ногу наступил и даже не извинился, козел.
- Я?! - испуганно отшатывается от девчонки паренек ее же возраста, - я не наступал...
- Уссспокойссся! -  Смерила взглядом, оценила, не понравился и презрительно, не отрываясь от трубки, но в сторону паренька, - это не ты ты, это другой козел!
Так что, некоторые телефонные разговоры меня совсем не раздражают, а даже наоборот.
UPD:
Тем более что. Тем более, что, наслушавшись чужих разговоров "на весь трамвай" по телефону и без, и написав потом "на весь ЖЖ", что это меня раздражает, я буду чувствовать себя несколько глуповато и мне станет смешно. Блог с лытдыбром - еще хуже телефона в транспорте, но ни у кого заметного раздражения не вызывает.
Сам-то я в транспорте по телефону стараюсь не говорить. Не, не потому, что стесняюсь кого-либо. Просто достаточно много времени провел рядом с телефоном с наклейкой: "ведение секретных переговоров запрещено". Накладывает свой отпечаток, так сказать.
Так что людей, принародно обсуждающих с телефоном свои личные проблемы, вполне можно понять - это у них заместо социальных сетей.