?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Перерыв в деревеньках кончился неожиданно для меня самого. Все-таки, в теме я застрял гораздо больше, чем думал. Концовка написана специально, чтоб максимально затруднить написание следующей серии в жанре "детского гэга". Может хоть так удастся устроить себе перерыв. Как обычно ссылки на предыдущие Деревеньки: Деревенька, Деревенька-2, Деревенька-3, Деревенька-4, Деревенька-5, Деревенька-6
Ну и совсем обычная моя просьба к прочитавшим, т.е. осилившим и даже не осилившим: черкните, пару букв пожалуйста.
[Должно быть смешно, а в конце загадочно.]
Деревенька как деревенька. Много таких. В этой вот пруд есть. Только там воды нет. Зато на отвале земли у пруда липа растет. В три обхвата: если Гошке с Генкой липу обхватить надо будет, то им еще Светку придется звать. Без Светки их не хватает на липу, а вчетвером со Светкой слишком много. Все, конечно, считать умеют, что два плюс один равно трем знают, но если Гошка Светку позовет, их вместе четыре человека получится, потому что Генка тоже Ольгу позовет. Любовь у них.
Липа старая и самая высокая в деревне, и пруд самый старый, если липа на куче земли растет, насыпанной, когда пруд рыли. Вот только воды в пруду нет. Пропала. В деревне привыкли, что вода оттуда пропадает. Неожиданно пропадает, как и появляется. Раз в год ночью пропадает, а потом через месяц-два сама собой незаметно появляется. Никто не знает почему, да и не интересно никому.
Даже Гошке с Генкой. Им другое интересно. У липы есть толстый сук, метрах в пяти от земли. На нем тарзанка - веревка привязана с перекладиной. И еще пара толстенных суков есть у липы. Повыше и пониже первого в сторону от пруда торчат. А еще выше в ветвях липы удобная развилка есть.
Вода из пруда ушла этой ночью, и тарзанка вроде как и не нужна теперь. Над водой с берега на берег летать интересно, а без воды чего-то не очень. Скучно без воды над землей летать. Гошка с генкой решили дом построить на липе вместо тарзанки.
Реши и строят. Принесли лестницу, на дерево залезли и сидят, разговаривают пока. По сторонам смотрят. На перекрестке в деревне пруд и липа. Мимо не обойдешь. Дорога на ферму, дорога к автобусной остановке с деревенской улицей пересекаются.
- Смотри, - показывает Гошка, - вон пылит что-то по тропинке. Мотоцикл, наверное, быстро и пыли много: пешему так не разогнаться.
- Сам ты мотоцикл, - у Генки врожденная дальнозоркость, - Федька это бежит.
- Федька? – Гошка смеется, - не может быть. Даже если на том конце деревни бочку с бесплатной водкой поставить, он так не побежит. Федька ленивый, хоть и зоотехник.
Присмотрелись. Генка был прав: пылил действительно Федька. Быстрыми крупными скачками зоотехник несся по тропинке, смотря больше назад, чем вперед и шевеля ластами похлеще Боба Бимона. Чуть сзади зоотехника, ленивой трусцой хищника, уверенного в слабости добычи, бежал рыжий пес Джек.
Теть Катиного Джека боялась вся деревня. Да что там деревня, его даже совхозный бугай-производитель и рекордсмен Борька боялся, а он, между прочим, метр восемьдесят в холке и двенадцать центнеров весом. Единственным деревенским, не боявшимся Джека, был кот Пашка. И то только потому, что прекрасно знал, где у Джека кончается цепь.
По просвещенному Гошкиному мнению, Джек был родственником английской собаки Баскервилей, Генка же просто называл злющего пса помесью бульдога, носорога и крокодила.
- Цепь оборвал, - высказал Генка общую мысль, - ну и здоровенный же кобель. Коров вон на ферме такими цепями привязывают. Сгрызет зоотехника и не подавится. И чего бы Федьке во двор к кому-нибудь не забежать?
- Забежишь тут, - Гошка смотрел, как облако пыли приближается к дереву, - видишь же, Джек его по всем правилам ровно посредине улицы гонит.
- Федька!!! – заорали ребята на два голоса, - давай к нам, тут лестница!
Лестницу Федька заметил сам и поднажал. На липу он даже не залез, а залетел почти не касаясь ступенек. Джека подвела его уверенность в победе. Пес слишком поздно понял, что добыча может ускользнуть, сделал рывок, его зубы клацнули. Джек промахнулся.
Радостный и запыхавшийся Федька шумно дышал, показывая Джеку язык и кукиши с двух рук попеременно. Джек раздосадовано рыкнул, внимательно осмотрел дерево, пометил его, сделал отсутствующий вид и, практически не оглядываясь, скрылся в зарослях кустарника.
Когда-то кустарник был посажен на английский манер: лабиринтом. Высаженный по линейкам лабиринт почти 56 лет никто не стриг, и он превратился в маленькие симпатичные джунгли.
За это время Федька немного отдышался, одновременно проклинал нехорошую собаку затейливыми выражениями, благодарил пацанов за удачно стоявшую лестницу, и рассказывал ребятам, как было дело.
- И дернуло ж меня угол срезать по Катиному огороду? – сам себя спрашивал зоотехник, сидя на суку и болтая ногами, как мальчишка: лет ему было немного, лишь на восемь больше чем Гошке с Генкой, - думал привязанный пес-то. Я уж калитку со двора открывал, как он сорвался. Хорошо, что я бегаю быстрее, чем он.
- Так ты, поэтому перед ним калитку-то не запер, Федь? - съехидничал Генка, - побегать хотел, да?
- Ноги размять, - подхватил Гошка, - мировой рекорд установить.
Они издевались бы и дальше. Но тут в кустах зашуршало и гавкнуло. Сверху было видно, как заволновалась зеленая масса миниджунглей. Ветки кустов вздрагивали то в одном месте, то в другом, но «волнение» приблизилось к краю, и из кустарника шустро вылетел рыжий кот Пашка.
Кот скакнул вправо, потом влево и с разбега забрался на липу. Из кустов показалась довольная морда Джека. Пес тявкнул, для порядка и снова скрылся в кустах.
- Караулит, паразит, - резюмировал Федька, - чтоб не слезли. Может ему надоест, а?
- Ну да, надоест, как же, - возразил Гошка, - охотничья же собака, а они знаешь какие терпеливые? Сутками ждать могут.
Услышав голоса и оглядевшись, Пашка наконец-то понял, что на дереве он не один. Если на Федора, коту было совершенно наплевать, то Гошку с Генкой он помнил, и запах извергов, запустивших его на воздушном змее не забывал. Кот еще пару раз нюхнул воздух для уверенности, взвыл и рванул вверх по стволу с надеждой, что не достанут. Добравшись почти до макушки липы, он нашел ветку поудобней, вцепился в нее всеми когтями и, на всякий случай, затих.
Гошка и Генка задрали головы, пытаясь рассмотреть в листве, промчавшегося мимо них кота, а Федька смотрел на деревенскую улицу. А куда ему было еще смотреть, если именно по этой самой улице к зоотехнику приближались неприятности в лице заведующей фермой, председателя сельсовета и Федькиной начальницы Лидии Тимофеевны. Завфермой еще час назад отпустила зоотехника домой за мелкой надобностью на пять минут. Выждав положенное время и чуть больше того она пошла разыскивать нерадивого сотрудника.
Лидка Федьку недолюбливала за лень и пьянство, гоняла постоянно и выгнала бы давным-давно, если бы Федька не был молодым специалистом. Что именно может подумать строгая начальница, заметив своего зоотехника, сидящего на дереве вместе с пацанами, Федька не знал. Но на всякий случай вжался в ствол липы и попытался слиться с корой. Потом до него дошло, что если Лидку вовремя не предупредить, то она попросту будет съедена Джеком, караулившим в кустах.
Федька отделился от ствола и замахал руками, как сумасшедший, пытаясь жестами поведать Лидке об опасности. Кричать он не стал, чтоб не привлечь внимание собаки.
Лидия Тимофеевна заметила лестницу, стоявшую у липы. Ее смурной взгляд, прошелся по лестнице вверх, пересчитав по дороге все ступеньки, и остановился на семафорящем Федоре.
Надо думать, что два пацана, сидящих на дереве, удивления у председателей сельсовета не вызывают. Другое дело сидящие на дереве совхозные зоотехники. Если, конечно, они немолодые и трезвые. А раз на дереве и молодой, то уж пьяный точно. Одно непонятно, где только эта сволочь успела за час столько самогонки найти, чтоб на дерево потянуло залезть?
Вот такие, а может и не такие, но очень похожие мысли бывают у заведующих фермами, когда они рассматривают зоотехников на деревьях. Еще они думают, зачем зоотехники строят страшные мины, размахивают руками и показывают им за спину. И оборачиваются. А когда оборачиваются, видят большого рыжего пса с оскаленной пастью и понятными намерениями.
Лидия Тимофеевна тетка совсем и не старая. Сорок пять всего. И по лестницам почище рыжих котов лазит, если за спиной собака рычит. Поэтому через мгновение завфермой сидела на одном суку с зоотехником и показывала Джеку фигу. Мысленно. Воспитанные Председатели сельсовета всегда так делают.
Загнав тетку на дерево, Джек немного порычал для острастки, еще раз пометил липу и опять ушел в кусты. Ждать.
Пока заведующая фермой приходила в себя и устраивалась на дереве. Древесные жители по инициативе Федьки решили устроить совет с обсуждением единственного и исконного вопроса: что делать.
И Федька уже начал было говорить речь, как внизу кто-то кашлянул, и так и спросил с ехидцей: что такая уважаемая компания делает на дереве и что делать собирается. И не нужна ли им какая-нибудь помощь, ага. Психиатрическая.
Нет. Слово «психиатрическая» употреблено не было. Василь Федорович, прозванный в деревне Куркулем за крепкое хозяйство и прижимистость, стоя под деревом, такого научного слова употреблять не стал, а просто спросил, не вызвать ли компании карету из ближайшего дурдома. Особенно Лидке, у которой сейчас стадо уже вернется, дойка вечерняя скоро, а она по деревьям лазает с зоотехниками. Не завфермой, а мартышка какая.
Такие слабые Лидкины возражения, как: Дядя Вася, я ж собак с детства боюсь, ты же знаешь, а от собаки на дереве милое дело прятаться. Василь Федорович в расчет не принял. Он не видел в округе никакой собаки. Но только потому, что на спине у Куркуля глаз не было.
Джек отстоял у него за спиной почти всю его лекцию, и гавкнул только тогда, когда Лидии Тимофеевне и Федьке было достаточно указано на недопустимость их поведения. Гав.
После такого «гав» даже немощные старцы очень неплохо управляются с лестницами. А уж семидесятипятилетние бывшие лесники делают это на раз.
Теперь на дереве было пятеро: на одном суку Гошка с Генкой, Федька-зоотехник и завфермой - Лидия Тимофеевна на другом, и бывший лесник Василь Федорович по прозвищу Куркуль на третьим.
- Достаточно, если с котом считать, - наверное, подумал Джек, потому что мотнул тяжелой головой, отталкивая лестницу от дерева, и снова скрылся в кустах, не став выслушивать возражения и даже прямые оскорбления, доносившиеся с дерева.
Джек ушел, а на дереве опять начали совет с одним вопросом, что делать. Генкины и Гошкины предложения подождать пока Джек уйдет, или кто-нибудь их заметит, были отвергнуты. Нет, против того, чтобы пес ушел сам никто не возражал. А вот то что их может «заметить еще кто-нибудь» деревенский ни кому из взрослых не улыбалось.
Подходящее решение было предложено Куркулем и доработано Федькой. Куркуль предложил пожертвовать наименее нужным членом коллектива и скинуть его с дерева, чтобы он отвлек Джека и убежал, а остальные в это время спустятся и уйдут. Конечно, бывшие лесники так мудрено не говорят. Они просто предлагают дать Федьке пинка и скинуть вниз.
Федька же предложил в качестве отвлекающего маневра скинуть с дерева кота. Во-первых, у него шансов убежать больше, во-вторых, коты с деревьев вообще прыгают лучше, а у этого парашютный опыт есть, а в-третьих, кота все равно доставать надо. Коты сами на дерево только забраться могут, а спуститься у них не получается.
Предложение приняли. Гошка и Генка, как самые молодые и проворные полезли доставать кота. Остальные остались внизу и давали советы. Наконец, Пашка был изловлен и закутан в Генкину куртку. Ребята начали спускаться, как снизу из под дерева неожиданно для всех раздался знакомый голос.
- Вася, ты чего это тут делаешь? – тетка Катя – хозяйка зловредного Джека и рыжего Пашки рассматривала Куркуля, прикрыв ладонью глаза от яркого неба. Остальную компанию ей пока не было видно.
- Здрасте, теть Кать, - некстати выручил старого лесника Федька, - мы тут вашего кота с дерева снимаем. Вот Лидия Тимофеевна подтвердит.
- Да вас тут банда целая, - заметив на дереве председателя сельсовета тетка Катя удивилась, но виду не подала, - вот Вася, как был ты охламоном так и остался. Целую банду сколотил, чтоб котов по деревьям гонять. Где кот, кстати? Говори немедля, куда дели. А то, если слезешь, я тебя твоим же костылем угощу.
Тетка подобрала, оброненную Куркулем, клюку.
- Тут кот, теть Кать, - подал голос Гошка, - сейчас с ним вниз спущусь. Вы только Джека придержите если что.
- И вы тут, негодяи? – участию в заварухе Гошке и Генки тетка Катя не удивилась совсем. Это вам не председатели сельсовета на деревьях. - Джек уж полчаса, как домой вернулся, - ворчала тетка, прислоняя лестницу к дереву, - ума только не приложу, кто его со двора выпустил.
- Слезай Васька, - неожиданно продолжила она, - вот женился бы на мне, а не на Оксанке не сидел бы сейчас по деревьям.
- Так умерла ж она, Кать, - как-то очень просто ответил Куркуль, спускаясь с дерева, - в войну еще. Ты не знаешь, как будто? Чего теперь говорить-то?
Лесник слез, подобрал клюку, сгорбился, взял Катерину под руку и они пошли к дому тетки Кати тихо разговаривая. Ушли и Федор с Лидией Тимофеевной.
Остались Гошка с Генкой. Они отпустили кота и Гошка сказал, оглядевшись:
- Смотри, Ген, что я нашел, когда за котом лазили. На гвозде висел, почти на самой макушке. Там развилка удобная есть, чтоб дом построить, кстати. Смотри, - Гошка протянул приятелю большой, кованый ключ с хитрой бородкой, - как думаешь, чего он открывает.

Комментарии

m_oblomova
20 сент, 2010 07:30 (UTC)
Улыбнулась, конечно. Что ж я, на дерево от собак не лазила, что ли? И сейчас бы залезла, только фигу показала бы не мысленно, в отличие от твоей героини.
dernaive
20 сент, 2010 09:34 (UTC)
Не, я не лазил от собак. Еще, когда на лыжах бегал по вечерам бегал, научился как-то с ними договариваться. Мне все время казалось странным, что взрослый человек в деревне средней полосы, лазящий по деревьям не за яблоками считается не совсем нормальным.