?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Про увековечивание.

Рано или поздно приходит черед увековечивания. Если ты писатель и талантливый. Вы только поймите правильно: мне еще не пора «думать о вечном», я не писатель, и не задумал себе ченить нерукотворное слепить. По примеру гения, так сказать. Совсем нет. Речь пойдет, как раз, о противоположном мне: о рукотворном увековечивании гениев, или близко к тому. Хотя это никогда не вредно. «Думать о вечном», я имею в виду. Вот возьмешь, бывало, пузырь белой и задумаешься. Вот и сейчас. На сухую о вечном пусть начальство наше думает и наши враги. Но врагу я б такого все равно не пожелал. И прошу это учесть, когда судить будут.

Увековечивание бывает разным: можно поставить памятник, можно мемориальную усадьбу, или, на худой конец, квартиру организовать.
Можно еще стихи наизусть выучить, или книжку прочитать, а потом пойти и тому, кто не читал стих рассказать с табуретки, или просто начало книги пересказать, заинтересовать и сказать: сам, мол, дочитывай.
Но этим способом увековечивания редко пользуются. Только учителя в школе, по большому счету и другие сумасшедшие. Остальными этот метод увековечивания ровно на половину исполняется. Стих выучат, книжку прочтут, конечно, - это им самим нравится. А потом устраивают междусобойчики типа литературных чтений, чтоб новые грани таланта увековечиваемого раскрыть, ну и перед другими такими же повыеживаться. Не без этого. И это все вместо того, чтоб ийтить в народ и поднимать его до уровня гения. Едешь в метро, - шепчи соседке в ухо Есенина, какого-нибудь. Можешь соседу, если сама девочка. Только ты попьяней выбери и похуже видом, позамызганей. Хотя, такие-то замызганные Есенина тоже наизусть частенько. Но ты спроси, и, если что, добей Маяковским, или чем еще потяжелее: Кафкой, например.
Или вот дом-музей, музей-усадьба, или музей-квартира. Способ вроде неплохой. Но. Но возьмем музей-усадьбу. Чтобы из усадьбы писателя устроить музей нужно иметь эту самую усадьбу как минимум. Т.е., чтоб она у писателя как минимум была, и как максимум не было родственников желающих ее поделить. Т.е., чтоб у каждого родственника по своей усадьбе побольше писательской. Вот почти все дореволюционные писатели к увековечиванию готовились. Усадьбы отращивали и были из небедных дворян, с богатыми родственниками. Такие писатели увековечивались в один момент. Объявил очередную Ясную поляну музеем-усадьбой и готово. Главное только управляющего не выгонять и дворню с садовниками. А то без управляющего дворня разбегается и садовники уходят. А без дворни и садовников это уже не усадьба, а просто дрянь какая-то. Парк зарос, дом развалился – черте что, а не музей. Народу вместо дворни, конечно, набежит с книжками, очками и криками о любви к искусству, но эти частенько не умеют гвоздя забить. Надо бы проверить, но нельзя, потому что они мигом без пальцев поостаются. Лучше дворню оставить.
Кстати, никто не знает, почему до гвоздя все время доделываются, а? Может забить, не может забить. Тоже мне мерило нашли человеческих умений. Другое дело – болт. Или гайка. Гайку тяжелее же забить, чем гвоздь. Или болт.
Чего-то я отвлекся. Так вот писатель для увековечивания должен быть не беден, с усадьбой и богатыми родственниками. Правда, имение под усадьбу для увековечивания могут родственники предложить, из своих: типа «он тут бывал». Или не родственники даже: так седьмая вода на киселе, или жиже еще. Но это совершенно другой коленкор и мы его разберем, если не забудем.
Так вот, до революции все писатели этому соответствовали. В основном. Потом, правда, из разночинцев поперли в писатели. Те беднее, но хоть на дом, или квартиру все-таки наскребали. И на богатых родственников тоже по сусекам. Но у меня такое чувство, что тот момент, когда всякая беднота и шаромыжники в писатели идут, и называется революционной ситуацией.
Прошу заметить, я про талант, или там гениальность ничего не говорю. Из шаромыжников и бедноты может самые, что ни на есть, талантливые писатели выходят. Но в плане увековечивания они люди не выгодные и даже опасные. Так что пусть живут, богатеют, а за увековечиванием уже с имением, домом, или на худой конец с собственной квартиркой. Нефига по углам мыкаться, а то из этого черте что выйти может, как увековечивать начнут.
Вот ближний ко мне пример. Ближний, потому что и живу рядом, и переживаю чем кончиться. В самый новый год в Царицыно сгорела дача Муромцева. Я в газете прочел. К стыду своему должен признаться, что до этого я ни о Муромцеве, ни о его даче нифига. Не слышал даже. Хотя мимо этого барака проходил и его видел. А тут дача сгорела, а Муромцев оказался Председателем Государственной Думы. С большой буквы «Председатель», потому что Дума до революции еще. Тогда было принято. Уважаемый ведь человек раз Председатель.
Мелькнула, правда, у меня мыслишка, что если бы сгорела дача Селезнева, Хасбулатова, или, не дай бог Грызлова, то фиг бы мы дождались поминальных статей в газетах. Вот ведь какое интересное дело: по неизвестному никому уже Муромцеву с его дачей пишут и тоскуют все кому не лень, а сгори чего-нибудь у Грызлова, не дай бог, все только обрадуются и никому в голову не приходит объявить его дачу памятником культуры. Или архитектуры какой-нибудь. Вопиющая несправедливость я считаю. Может быть, наши потомки одумаются и все сделают за нас. Муромцеву тоже ведь не сразу повезло с увековечиванием. Сначала помер, затем революция и много чего еще. Может, просто, у Грызлова дачи никакой нет, а я тут рассуждаю?
А у Муромцева есть, т.е. была, и там Бунин бывал. На даче. Жил, в смысле. Бунина, в отличие от Муромцева, знают все. Надо было бы дачу под увековечивание Бунина использовать, а не Муромцева. Но тут фонетитические трудности препятствовали, видимо. Не будешь же каждый раз выговаривать: «Дача в которой, когда-то, некоторое время жил Бунин, женатый на племяннице хозяина». А «Дача Муромцева» - звучит, как из пистолета.
Поймите меня правильно, опять. Я ничего не имею против Муромцева, тем более что он юрист и проректор Московского Университета. Но Бунина я, хотя бы, читал задолго до того, как услышал про дачу, где он жил.
Жаль, что увековечить Бунина не получится. Муромцев неизвестной причине дачку под увековечивание не предложил, а ее взяли и разобрали в шестидесятых. Развалилась дачка-то потому что. Дворни не осталось, она и того – развалилась. И построили на ее месте обычный барак, чтоб людям было удобнее жить без дворни. И надо было так случиться, что там. В этом бараке. Однажды поселился Ерофеев, который Венедикт и Москва-Петушки. Тоже ведь писатель из бедных. Не годятся такие под типовое увековечивание музеем-усадьбой. Даже на музей-квартиру не тянут. За неимением жилплощади. Таких только по третьему варианту увековечивать. Книгами, пересказанными в метро, как я и говорил. Или за бутылкой пересказанными. Это не Есенин же. Его даже пьяные могли не читать. А музеем-квартирой, или даже музей-комнатой, где он за полгода целое эссе написал, таких как он бесквартирных увековечивать не получается, даже если это кому-то очень нужно.
Небогатых писателей зато можно памятником увековечивать. Чтоб народную любовь проявить. Народная любовь – это когда граждане скидываются и идут к градоначальнику за разрешением памятник запендюрить. Вот как Пушкину на Тверской. Пришли граждане к градоначальнику за разрешением. Тот куда надо позвонил, согласовал и разрешил: ставьте, мол, на Тверской, где бульвары, напротив кинотеатра «Россия». Потом помолчал многозначительно градоначальник и добавил: смотрите, только не перепутайте, а то знаю я вас - граждан.
Поставили памятник. Потом, правда, переставили, потому что перепутали, все-таки. Но это совсем не беда ведь.
Беда когда наоборот. Многие ведь будущие писатели думают, что сначала надо разбогатеть и заработать, как следует на свое увековечивание и только потом писать. Самая серьезная ошибка. У писателей. Богатство на писателя, когда он еще не писатель должно сваливаться с неба. С рождения - тоже вариант. Самому зарабатывать на усадьбу, чтоб не стыдно было в ней увековечиться можно после того, как стал писателем, но еще до того как тебя решили увековечить. Саморазбогатевшие люди обычно не пишут. Вот вы, что думаете Аьрамовичу писать не о чем? Или он не умеет? Умеет. Но ему нельзя же. И правду нельзя писать и фантастику. За правду его сразу. А за фантастику чуть погодя, как разберутся, что это тоже, некоторым образом, правда. Ему даже детективы писать нельзя. Почему вы сами догадаетесь. И это будут самые неправильные детективы в мире, с точки зрения правильных следователей разумеется.
Эк ведь меня растащило-то. Пора выводы делать, а то вряд ли кто досюда и дочитает.
Выводы: Увековечить можно любого писателя. Хошь - дворянина, а хошь и шаромыжника. Главное чтоб талантливый был. Но каждого увековечивать по-своему надо. В смысле, по-ихнему, а не по-своему.
Запутался я все же. И это главный вывод из всей прочитанной вами белиберды.

Комментарии

( 24 комментария — Оставить комментарий )
domozhilov
16 май, 2010 20:35 (UTC)
Вобщем, меня тоже раздражала эта суета вокруг барака в Царицино.
dernaive
16 май, 2010 20:43 (UTC)
Меня не то что бы раздражала. Но все пишут ведь. Пишут и пишут. Я тоже хочу влиться в ряды. Каг думаешь, возьмут?
domozhilov
17 май, 2010 06:10 (UTC)
Не-а. Надо было ругаться на вандалов, что рушат памятники, собирать подписи, устраивать флешмобы...
dernaive
17 май, 2010 07:53 (UTC)
Ну, ругаться-то я легко, запросто и лучше матом. С подписями и флешмобами мне как-то лень.
m_oblomova
17 май, 2010 06:45 (UTC)
Ты б еще палаты Щербакова на Бауманке вспомнил...
dernaive
17 май, 2010 07:57 (UTC)
Щербаков не писатель же. А то бы вспомнил. Но тогда о пиве пришлось бы разглагольствовать, пива у меня не было, а без пива о пиве - это несерьезный разговор.
m_oblomova
17 май, 2010 08:05 (UTC)
Да, вот парадокс: без жизни о жизни - можно. Опять же без женщин о женщинах - вполне. А вот без пива о пиве - никак...
dernaive
17 май, 2010 08:13 (UTC)
Никакого парадокса. Без жизни о жизни - это из области вызова духов. Без женщин о женщинах я вообще не люблю. Тут женщины каг бы на одной доске с пивом стоят.
m_oblomova
17 май, 2010 08:14 (UTC)
Дык я ж не о тебе конкретно. Я в принципе...
m_oblomova
17 май, 2010 08:36 (UTC)
А про усадьбу... Вон с Ясной Поляной как ловко получилось. Там директор - Владимир Толстой. Он же и потомственный барин. Бородищщу приклеить - дык и не отличишь от знаменитого предка...
dernaive
17 май, 2010 09:34 (UTC)
Угу, ловко. Но без дворни все равно никак. Им бы еще поля вернуть с молотилками и маслобойнями, чтоб на самоокупаемость вышли. Тогда вообще никаких проблем.
Про "дачу Муромцева" в википедии статейка есть. Я не учел, что непосвященным в проблему трудно вникнуть.
m_oblomova
17 май, 2010 09:40 (UTC)
Дык Толстому все вернули. И дворни там мельтешит полный двор. Тока называются по-другому... И опять же мудро - кто лучше хозяина-потомка за всем уследит?
А что там такого в Википедии, чего тут народ не занет? Вроде все фкурсе...
dernaive
17 май, 2010 09:54 (UTC)
Понимаешь, я четвертого января прочел о том, что сгорела дача Муромцева. Памятник культуры и архитектуры. Сразу несколько газет, сюжет в Вестях и жж забит сообщениями. Все клянут московское правительство. Жалко же памятник, живу рядом поехал посмотреть. Впечатлило и проникся. А потом читаю, что дачу, оказывается, еще в 60 разобрали и построили барак. Барак полуразвалился, народ выселили в квартиры. Потом люди вернулись с детьми и скарбом. Не все вернулись. Там здорово вообще. Вроде и Москва, метро в двух шагах, но сад с яблоками и прочим. Парк красивейший рядом, пруды, рыбалка и прочие прелести загородной жизни. Самое место, чтоб увековечить чью-нибудь память. Я их ни в чем не обвиняю, они действительно организовали музей Ерофеева без его вещей, практически, и даже литературные чтения проводили. Но выглядит это все нехорошо почему-то.
m_oblomova
17 май, 2010 09:59 (UTC)
Да в подобных темах ваще много сложностей.
Вспомни хотя бы историю с гостиницей, в которой повесился Есенин. Вот считать новодел, построенный на ее месте, памятником или нет?

ЗЫ: А Царицыно я помню хорошо. У меня друзья недалеко жили. Действительно зачетное место.
dernaive
17 май, 2010 10:37 (UTC)
Считать надо было до того, как перестраивали. Как строитель я к таким памятникам двояко отношусь. Вроде и надо сохранить в первозданном виде. Но не все же. Потому что в некоторых городах куда не плюнь кто-нибудь жил, повесился и застрелился. Тогда надо всех жителей выгнать из-за невозможности совместить нормальную эксплуатацию с увековечиванием. Только дворню привозить для обслуживания. Ну или пусть терпят неудобства. Не было у увековечиваемого ватерклозета - пусть на двор бегают, нет воды - пусть в баню идут. А если хотят жить нормально, то пусть новодел считают памятником и не вякают.
Мы тут Екатерининский дворец в Лефортово ремонтировали. Там бронетанковая академия сейчас. Екатерина его сразу после постройки под "сапоги" отдала. Так за 200 лет там такого наворотили, что жуть берет. Паровое отопление устроили по-новому. Перегородок фанерных нагородили. Паркет поменяли, а где и линолеумом закрыли. Его в первозданный вид невозможно вернуть реставрацией. Только новоделом. Но тогда туда царя надо запускать жить, а не военную академию.
m_oblomova
17 май, 2010 10:42 (UTC)
Ну, да. Я тоже двояко.
Вот потому и респект тем, кто в усадьбах жил. Оттуда нынешних жильцов выселять не надо.
Хотя... Вот усадьбе Набокова (не к ночи будь помянут) в Рождествено не повезло. Кто-то не смог присвоить ее - дык сжег ваще...
dernaive
17 май, 2010 10:58 (UTC)
Самый простой выход из ситуации. Тем более, что бесхозные (государственные) памятники в таком состоянии, что и сами себя подожгут запросто. Кремль московский не в счет, хотя за его реставрацию не расплатились еще. Все просто ведь: не можешь содержать - продай, наложи ограничения на использование и перестройку, какие сочтешь нужным и продай, если покупатель согласится. Не продал - содержи. Не можешь содержать - снеси, чтоб глаза не мозолил, или найди любителей-энтузиастов, чтоб забесплатно отреставрировали.
Взяток только брать нельзя и юлить. А то потом тебе не поверит никто. Как с этой чортовой дачей. Не верит никто правительству Москвы, все считают что врут, чего бы не говорили.
m_oblomova
17 май, 2010 11:10 (UTC)
Да, я помню, как-то видела сюжет о том, что наследники имений хотят их выкупить и согласны на ограничения.
В буржуинствах живут же наследники в своих замках - и водят экскурсии по ним. Зарабатывают на содержание и реставрацию.
m_oblomova
17 май, 2010 11:12 (UTC)
А то мне однокурсница присылает фотки своего родного Пущина и Серпухова - дык жутко смотреть на этот ужас запустения...
dernaive
17 май, 2010 11:28 (UTC)
Один мой уфимский знакомый (тот самый, которому вагоновожатый посоветовал трамвай купить, когда он у него талончик на проезд просил, а в Уфе уже два года проезд бесплатный) решил посмотреть как его предки в Самаре жиле. Две купеческие фамилии очень известные. Им чуть ли не пол Самары принадлежало. Нашел у себя в архиве документы (купчие, свидетельства и всякую фигню, как сохранились и не отобрали не знаю) и поехал. В одном из домов милиция. Его пустили и все показали, когда узнали, что он без претензий на отбирание обратно. Оказалось, что сейф сохранился. Английской работы с кодовым замком с маленькую комнату размером. Дверь только не запирается. Он в нем даже сфотографировался. Но код мильтонам не выдал, хотя знал.
m_oblomova
17 май, 2010 11:30 (UTC)
Да... Мне бы тоже так по Саратову и Пензе проехать...
dernaive
17 май, 2010 11:38 (UTC)
Лучше после закона о реституции. Чтоб этак пальчиком: это мое, это мое, а это тоже мое. И кто допустил, что не в тот цвет покрасили?!!!!
m_oblomova
17 май, 2010 12:20 (UTC)
Дануево! Заведешь собственность - дык потом забот не оберешься. Кто митьком жил, митьком и помрет...
dernaive
17 май, 2010 12:29 (UTC)
Ну я и говорю: дворня нужна с управляющим.
( 24 комментария — Оставить комментарий )