dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Category:

Кто как, а я Шукшина в детстве читать начал. Начал от печки, как и полагается. В буквальном смысле слов. Сидел в деревне рядом с русской печкой и варварски растапливал ее литературой. Сам напросился.

Бабушкина приятельница, у которой мы дачу снимали на лето, теткой была наполовину неграмотной. То есть читать не умела совсем, а считала хорошо. особенно деньги. А муж ее покойный читать умел. И дети, коих у нее восемнадцать штук родилось, умели. Не все, конечно. Те кто выжил и выучился. Выжило изрядно - на медаль "Мать героиня" вполне хватило. После того как последний читающий покинул отчий дом, имеющиеся книги перекочевали сначала на чердак, а потом постепенно в одну из печей. Или в русскую, или в голландку.

Чердак старого деревенского дома место прелюбопытнейшее. Особенно если с колодой. Колода – это в смысле гроб-колода, а не просто кусок дерева. Там по традиции каждая одинокая бабка на чердаке для себя гроб держала. Почему на чердаке не знаю, наверное чтоб глаза не мозолил, а держали они такое имущество исходя из обычных предрассудков. Мол, то что заранее закуплено никогда вовремя не пригождается. И только у одиноких. Потому что если одинокий человек домовину себе на чердаке держать будет – это вроде и ничего. Чудачество и дань традициям, можно сказать. А если вся семья из пяти, допустим, человек за такое возьмется? Это уже не традиция, это идиотизм пополам с вампиризмом ведь.

Сама тетка на чердак редко поднималась. Раз в год с гроба пыль вытрет, фотографии, что в рамках на стене не уместились, посмотрит и все. За книгами на растопку меня посылала. А больше ей там и ненужно ничего было. Нужных вещей по чердакам не прячут.

Сейчас я понимаю, что в этих книгах была некоторая необъяснимая странность. Их не должно было там быть. И не потому, что книгам в книжном шкафу место, или в руках, а не на чердаке. По году написания просто. Как я сейчас помню, там попадались вещи написанные позже, чем следовало из логики событий. Вот младший теткин сын лет десять как женился, дом построил и от матери съехал. Самой тетке в книгах одна надобность - дармовая растопка. А на чердаке – пожалуйста,  были книженции прошлого года не просто выпуска, а написания. Откуда они там брались – не знаю. Хотя, вполне возможно, что меня память подводит. Сорок лет все-таки прошло. Слава богу имя помню у тетки. Арина. Второй человек в моей жизни с таким именем после Арины Родионовны.

Так вот Шукшин. Я напросился печь растопить. Взял из стопки вырванные страницы и хотел было уже запалить, как увидел достаточно необычный для круга моего тогдашнего чтения текст:

- Мне стыдно, - сказала Бедная Лиза, - что он находится вместе с нами.

- Мне тоже неловко рядом с ним стоять, - сказал Обломов. - От него портянками воняет.

- Пускай справку достанет, что он умный, — предложила Бедная Лиза.

- Где же он достанет? — возразил Илья Муромец.

- У Мудреца. И пусть успеет это сделать до третьих петухов.

Вообще, я подумал, про "Клуб знаменитых капитанов". Передача такая была тогда по радио. Вполне себе интересная. А тут не капитаны, но тоже самое вроде бы. Такое же место действия. Слог, конечно, хулиганский какой-то, но что я тогда в слогах понимал? И сейчас-то в "слогах" не очень, а тогда вообще и неинтересно.

Стал читать. Читал, читал, читал. А штука эта ничем не закончилась. Страницы не все. Кранты, то есть.

Это сейчас гуглом по можно любую книгу по отрывку найти. Любой текст. даже эту вот галиматью. А тогда я у кого спрашивать буду в деревне? Решил ждать родителей в выходные и спросить. И естественно забыл. Мы тогда с пацанами мусорную яму подожгли, а в ней кто-то газовый баллон прятал из деревенских. До сих пор не знаю зачем. Яма, правда, от взрыва очистилась, но деревне это не понравилось почему-то. В общем, жизненные события вытеснили литературные напрочь.

Лет через пять мне попался в библиотеке очень потрепанный том Шукшина. Последним рассказом там были именно эти "До третьих петухов". И опять не хватало несколько страниц. Но тут уж найти просто было.

Таки до сих пор мне это из Шукшина больше всего и нравится. Сорок лет уже, как он помер второго октября 1974. 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments