dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Category:

Опять двадцать пять


Посмотрев и насмотревшись на предыдущую свою запись: Чиста рассказ для критики, почитав, как ни странно, благожелательные комментарии я решил немного изменить концовку. А если я чего решил - я выпью обязательно © то надо делать. Вот я и сделал, в смысле, написал.
Кто читал прошлую запись может тут дочитать под катом, если хочет. А кто не читал, то лучше там. Там я тоже исправил все для целостности.

А Колюня, остановившийся возле дяди Пашиного крыльца, тоже устал. И оглянулся. Он всю дорогу хотел оглянуться, все четырнадцать километров через лес. Примета не позволяла. А так, ему всю дорогу казалось, что в спину смотрят. Он взгляд чувствовал, но знал, что там никого. Убедился: никого. И вошел в избу, благо не заперто никогда.
Дядя Паша сидел за столом и писал. Колюня, поздоровался и уселся напротив. Свой специальный энергетический ящик, в противогазной сумке, он поставил на стол, чтоб удобней было рассказывать. Дядя Паша перестал писать и стал слушать историю изобретения. Поверил он Колюне сразу. Он знал, что школьники из деревни небылиц не рассказывают и если они говорят, что Машка Зацепина всю ночь гуляла с Ванькой-трактористом, а утром они из третье слева копны вылезли - это не небылица, как бы кому не хотелось.
Поверив, дядя Паша посмотрел чертежи в Колюниной тетрадке и все понял. Он поставил на стол миску с вареным картофелем, крынку молока и отрезал два ломтя хлеба.
- Ешь, - кивнул он Колюне.
- Не хочу, - сказал изобретатель, - давно не хочу. В деревне никто не хочет. Как я ящик включил - так и не хочет.
- Понятно. Мне все понятно, - без эмоций буркнул учитель, извлек из платяного шкафа набитый под завязку солдатский вещмешок и зубами развязал тесемку. Из мешка посыпались жестяные коробки с немецкими надписями на крышках. Дядя Паша открыл такую коробку, достал из нее две таблетки, одну протянул Колюне, другую проглотил сам.
- Нормально действует, - дядя Паша вырвал из тетради исписанный им наполовину лист скомкал и бросил в печь, - ты видать как в село вошел со своим ящиком, я решил письмо жене бывшей написать: прощаю, мол. А эти таблетки экспериментальные фашисты солдатам хотели выдавать для злости раз в сутки. Злость от них не настоящая, а химическая, поэтому ее твой ящик не берет.
Учитель и ученик поужинали и обсудили изобретение. Изобретение было нужным, а главное полезным в народном хозяйстве и должно было укоротить дорогу к коммунистическому будущему. То что оно не выключалось и не ремонтировалось обычными приемами, было следствием что оно, после недолгой работы, из вещи перевело себя в неизвестное пока науке поле, коим и являлось, а как ящик только выглядело и ощущалось. Изготовив изобретенный ящик Колюня определил свою судьбу: изобретение не может находиться на обном месте дольше недели, чтобы не отобрать у людей и животных всю злость необратимо. Человек, даже советский, в настоящий период без злости жить не может пока не придет к коммунистической морали изнутри. Животные же без злости жить не могут независимо от общественного строя, но таких еще удастся вывести. Пока не вывели придется Колюне возить ящик из конца в конец СССР от Бреста до Сахалина, вырабатывая электроэнергию и отбирая из общества лишнюю злость и главное не забывать глотать по одной фашисткой таблетке в сутки. Таблеток хватит на 32830 суток, что составляет 90 лет приблизительно, а коммунизм наступит значительно быстрее.
Утром Колюня ушел на железнодорожную станцию и больше ни о Колюне, ни его изобретении ничего конкретного не известно.
Дядя Паша перед своей смертью в 1978 году отправил своей бывшей жене письмо с рассказом о своем ученике и великом изобретателе - Николае Петровиче Р. Письмо было конфисковано сотрудниками Комитета Государственной Безопасности в месте с другими документами, когда в Москве проводили операцию по задержанию проворовавшегося начальника Торга. К сожалению это письмо не сочли важным для дела, хранили небрежно и оно полностью не сохранилось
Нашел я это письмо совершенно случайно, когда мне разрешили посмотреть дело моего реабилитированного родственника. Письму, я, конечно, тогда не поверил и счел, что дядя Паша, он так и называл себя, говоря о себе в третьем лице, немного сошел с ума - для человека много лет работавшего в школе это естественно.
Пока не натолкнулся в одной английской газете на интересную заметку. В ней рассказывалось о том, что в совсем не за долго до конца сначала первой, а потом второй чеченских кампаний правозащитникам стало известно, что в одном из высокогорных селений отмечался падеж всего скота, а все люди селения отказывались от пищи. Правозащитники обвинили Россию в применении неизвестного оружия массового поражения и обратились к американцам за данными, полученными их спутниками-шпионами, чтоб подтвердить обвинение. Как ни странно, американцы ответили отказом. Почему-то именно в теже дни два американских спутника, наблюдавших за теми районами Чечни были повреждены огромной силы электромагнитными выбросами. Ожидать от России применения электромагнитного оружия такой мощи не приходилось и все списали на незапланированную солнечную активность.
Что-то мне подсказывает, что без специального энергетического ящика тут не обошлось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments