dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Categories:

Порыв.

Небывалым патриотическим порывом охваченно наше население. Сам видел. Прям сегодня иду в парикмахерскую и вижу, как в беседке небольшого местного скверика население этот порыв охвачивает.

Правильней, с точки зрения филологии, было бы написать «охватывает», если про порыв. Но тут дело такое. Мужики в беседке совсем не были похожи на «охватанных», а вот «охваченность» слышалась издалека.

В виде песни про корнета и поручика. «Ах русское солнце, великое солнце», - горланили мужики, одетые по форме номер два из-за жары. Хотя нет. Вовсе не горланили. Знаете, такую степень опьянения, когда не имеющие голоса со слухом становятся в своих глазах (и ушах тоже) певцами получше какого-нибудь Шаляпина, а не умеющие играть на рояле нажимают на клавиши не хуже, и даже сильнее, чем какой-нибудь Рихтер и рвутся поддеть пару гитарных струн одним пальцем. Текст испеваемой песни не помнит в этой степени никто. И правильно. Можно ведь просто повторять слова за остальными и этого совсем не заметят.

Поэтому корнет как всегда наливал, а поручик - подавал. Или наоборот. Объединенные патриотическим порывом. Вообще без такого порыва, эта песня в горле застревает, я по себе знаю. Мы как-то студентами тихонько пели ее в электричке Ярославского направления. После второго куплета к нам подошел седенький старичок лет сорока и поинтересовался, знаем ли мы, что автор песни был расстрелян большевиками. Мы не знали. Мы вообще считали, что песня народная, а народ совсем, то есть окончательно расстрелять нельзя по определению.

«И девушек наших ведут в кабинет», - неслось из беседки, а я шел в парикмахерскую. Один, без девушек. И вот интересно. Поют в беседке потомки как раз коммисаров. Нет, можете считать меня идеалистом и просто Der Naive, но мне настойчиво представляется, что потомки Голициных с Оболенскими должны пить свой портвейн подальше от нашей беседки. Хотя патроны можно и там подавать. Да и нельзя отнять у этих мужиков некоторого аристократизма. Они все с собачками.

То есть в этом скверике собираются мужики с мелкими собаками. Нет, если за эталон взять крупного хомяка, то эти псовые вполне даже и ничего себе. У них вполне хватает сил разматывать «рулеточный» поводок. Пока хозяин не нажимает секретную кнопку. Тут пружина поводка выполняет с собакой функцию команды «ко мне». Мне почему-то кажется, что если вовремя эту кнопку не отпустить, то пёсиков просто намотает на бобину вместе с поводком. А может быть и не намотает, я не видел, врать не буду. Но прищемит основательно.

Как писал великий О’Генри, мужики специально заводят собак такого мелкого сословия, чтоб был повод собираться в парковых беседках и пить портвейн с пивом. Или настойку боярышника, аптека там еще ближе магазина. Впрочем, может это был и не О’Генри, а великий Марк Твен. А может это вовсе и не они, а великий Зощенко. Черт с ними, с великими, но в беседку приходят именно с мелкими собаками. Кошек почему-то никто туда не тащит. Кошка - зверь не соответствующий патриотическим порывам. Кошка это вам не Джульбарс с Карацупой и не даже не Мухтар. Кошка - это Киплинг, то есть она гуляет сама по себе. Хотя у Киплинга вообще был кот, а не кошка.

А в парикмахерской. Женщина по телефону разговаривала. Ее красили, а она разговаривала. В перерывах между звонками тетка воспитывала великовозрастного толстяка-сына, роняющего на парикмахерский пол шоколад от поедаемого эскимо, и объясняла парикмахерше перепетии своих телефонных переговоров, которые, по ее мнению, парикмахерша понять никак не могла, если ей два раза не разъяснить. И теперь я не могу решить, что мне делать со знаниями о муже со станками «жилет» тете на даче, дяде с дедом, на дачу собирающимися, пакетиками для льда и походом в Борисовский, в котором дама еще сегодня не была.

Я по телефону так не могу. Полжизни на большинстве используемых мной телефонных аппаратах были наклейки двух видов: «ведение секретных разговоров запрещено» и «ведение междугородних секретных переговоров запрещено». И это несмотря на коробочки скремблеров у каждого аппарата. Речь в табличка шла естественно про разговоры служебные. Но почему-то желание вести по телефону беседы личного характера пропало тоже. Наверное потому, что таблички обычно усиливались плакатами «не болтай» с женщиной в красной косынке и «болтун находка для шпиона» со шпионом в кепке и перчатках. А тетке бы жж завести, или фейсбук. Нащла бы массу благодарных читательниц. Но, чувствую, что они у ней есть. Но не помогают.

А у мужиков пока я стригся собаки перепутались. И поручики их распутывали. Сквозь туже песню. Я и сам ее теперь все время насвистываю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments