?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Добрые люди.

Меня добрым человеком лучше не называть. Нет, я вовсе не прокуратор какой-то там иудеи и бить за это не будут. Просто это неправда. Я злой, я очень злой. Я сегодня колбасы съел совершенно лишней, а постинфарктное здоровье не позволяет полноценно отрабатывать пищу на спортинвентаре. Но я сейчас соберусь и проеду километров пять на тренажере, потому что на работу завтра не надо и встать можно пожже. Да хоть вообще можно не вставать, и ничего от этого не произойдет. Так что я злой сейчас и уже обвешаный датчиками. 

А добрый человек - это мама. Я ее пятьдесят лет знаю и сорок пять из них удивляюсь насколько добрый. Сегодня опять к соседу меня гоняла. Не помню, рассказывал, нет ли.

Родители квартиру где-то 1987 получили. Новый дом, ремонт отделка все дела. И сосед с перфоратором. Как из анекдотов. Сначала-то все сверлили, куда без этого. Полочку там припиз... повесить, чтоб висело, зеркало, чтоб потом жену попрекать, что крутится и самому бриться иногда. Картины всяких Пикассо. Постепенно все соседи всё свое поперевешали. Стены ведь имеют предел вместимости. Не в два же слоя полочки вешать. Все всё повесили. Кроме одного соседа. Немолодой уже тогда мужчина продолжал сверлить. Причем не просто сверлить, а перфорировать. Раз в день. Не долго. Минут по тридцать. 

Путем переговоров, запугивания и прочих санкций неэкономического характера удалось его трудовой порыв несколько умерить. Чтоб через день хотя бы. Совсем-то прекратить нельзя. Это ж как дятла убедить, что червяков в магазине покупать можно, а не выдалбливать. Противно природе. И вот уже 27 лет. Этот дятел... То есть этот человек, который звучит гордо. Долбит. По чуть-чуть.

Я, было думал, что граф Монте-Кристо. Выход ищет. Сначала с двенадцатого вверх долбил, потом понял, что ошибся и вниз начал. Но отклонился и на фасад вышел. Теперь опять на свободу выкарабкивается. Потом наплевал и вообще о нем не думал. Тем более, что этот ударник буром по бетону стих. И долбит теперь исключительно по воскресеньям. Два раза по две с половиной минуты. 

Но тут однажды перестал. Недели на три. И мама. Мама, клявшая его всевозможными, но чистолитературными словами. Забеспокоилась. Ты б, говорит, сходил бы. Может заболел человек, помощь нужна. Всегда долбил, а тут тихо. Как бы нехорошее не случилось. Ты сходи. Он пожилой ведь тоже. Ну я и сходил. Нормально все. В санаторий человек ездил просто. 

Это с год назад было. И опять стихло что-то. так меня опять просили сходить. Не пошел, нет. Я у консьержки про него спросил. У родителей замечательная консьержка. Она про всех знает больше, чем этот Эдик Сноуден про американскую прослушку. Сказала, что все у мужмка в порядке. Приболел только немного. Но уже выздоровел. Проверим в воскресенье, чо. 

А сейчас я поеду пожалуй. Заболтался а то. Чисто дятел на току. У дятлов, кстати, ток бывает нет? Ну ладно, потом выясню. 

Комментарии

dernaive
25 апр, 2014 21:47 (UTC)
У меня тоже комментарии еле пропихиваются почему-то.