dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Categories:

Тайная комната.

Тянет меня на строительную тематику последнее время. Прям не журнал, а сборник строительных анекдотов. Причем эти анекдоты имеют свойство саморазмножаться в натуре. То есть в природе, а не в той «в натуре», что некоторые подумали. Сколько не рассказывай, а всегда найдется тот, кто это дело повторит, углубит и улучшит.

Кстати, насчет "углубит", вы не знаете, почему разработчики программного обеспечения в App Store в качестве учителя русского языка выбрали себе Михаила Сергеевича Горбачева? Так прям приятно читать про «улучшение производительности», что представить себе трудно. В смысле улучшение производительности трудно себе представить. Зато исправление ошибок вполне можно.

Совершенно неизвестная строительная организация лет десять назад возводила здание секретного назначения в секретном месте. И место строительства и назначение секретны именно здесь и сейчас, а к государственным и иным коммерческим тайнам отношения не имеют никакого. Но назови я «где» и «что» сразу станет понятно «кто». А вот этого мне меньше всего хотелось бы. Достаточно того, что здание общественно-административного типа, истинно каркасно-монолитного устройства, то есть без единой несущей стены, а только с ограждающими конструкциями и перегородками из гипсокартона.

Здание было длинным с двумя коридорами во всю длину. По наружным стенам корпуса располагались помещения с окнами, а между коридорами, соединявшихся, кстати, свободными проходами, помещения были «глухими», окон в них не было только двери.

Кто так строит, хотите спросить? А кто так проектирует? – спрошу я в ответ. Хотя, в общем-то, как заказывают – так и строят, так и проектируют. И, мало того, вносят свою лепту. Помещения на каждом этаже располагались в строгом порядке, установленном заказчиком. Причем заказчик пожелал, чтоб четыре этажа здания имели одинаковый состав помещений, и лишь пятый представлял собой гибрид спортивного зала с зимним садом и летней верандой.

Проектировщику показалось скучным… Нет, может и не показалось скучным, а просто так случайно получилось при копировании, что четыре этажа имели совершенно одинаковый состав помещений, но отличались зеркально. Это обстоятельство и сыграло свою роковую роль.

Часть глухих помещений между коридорами имела двери в коридор «А», другая же часть – в коридор «Б». Причем если на первом этаже комната номер десять открывалась в один коридор, то на втором, дверь такая же комната открывалась уже в другой.

Здание строилось быстро. Круглосуточно возводилось здание. Волею заказчика, а так же спонсировавшего его бюджета. Из-за этой круглосуточности работами руководили два опытнейших прораба, съевших на стройках целую стаю собак в фигуральном, естественно, выражении. И вот один из этих прорабов, Павел Осипыч, проходя по коридору «А» второго этажа во время отделочных и электромонтажных работ, обнаружил массу разбросанного рабочими электроинструмента. Наказав провинившихся словесно и раздав положенные руководящие пинки Осипыч приказал весь невостребованный инструмент собрать и сложить «вот сюда, блядь», то есть в «глухой» комнате номер двадцать, а в незаполненный дверной проем установить решетчатую дверь из арматуры. Поскольку через полчаса намечался конец смены поручение дневного прораба было выполнено ровно наполовину. Невостребованный инструмент собрали и сложили в двадцатой комнате, а решетчатую дверь оставили доделывать другой смене.

У строителей, между прочим, как и у шахтеров. Смены имеют четкую градацию. Спроси любого строителя или шахтера и он четко ответит, что предыдущая смена – однозначно пидарасы, а спешить некуда, потому что все сделает следующая смена. Так и в тот раз.

Дневной прораб Павел Осипыч, как я уже говорил, был прорабом опытнейшим. Поэтому он не стал надеяться на устную передачу сведений своему ночному коллеге Осипу Павловичу подробнейшую записку, а не стал вносить сведения, не касающиеся заказчика и технадхора и заказчика в журнал КС-6. Но дело в том, что Осип Павлович был не менее опытен, чем Павел Осипыч. Поэтому он не стал читать всякие записки. Что он школьница вам, записки от мальчиков читать? Прорабы должны читать чертежи, а из записок – только пояснительные к проекту. И вот обойдя второй этаж и заглянув в чертежи он обнаружил, что дверной проем комнаты номер двадцать должен выходить не в коридор «А», как было сделано, а в коридор «Б».

Возмутившись увиденным, а так же высказав все, что он думает о проектировщиках, заказчиках и прочих отклонениях от нормальных людей ночной прораб вызвал четырех специалистов по гипсокартону и приказал аккуратнейшим образом зашить имеющийся дверной проем и устроить новый с другой стороны помещения. И чтоб ничего не перепутали, сволочи безрукие, а комар носу не подточил.

Сволочи и не перепутали. Они демонтировали несколько листов гипсокартона изрезанных будущей дверью, добавили несколько планок профиля в проем, вырезали и подогнали новые листы сухой штукатурки. Прикрутить их на место и устроить новую дверь они не успели. Потому что смена кончилась.

Осип Павлович не стал заносить сведения о строительной ошибке в журнал КС-6, он был опытнейшим прорабом и написал своему дневному коллеге подробнейшую записку, закончив ее фразой о неизвестном неграмотном идиоте, не умеющем читать чертежи.

Рабочие новой смены. Увидели неприкрученные листы и выразили свое удивление матерно. Удивление было совершенно небольшим. Ведь всем известно, что представляют собой люди, работающие в предыдущей смене. Из-за них можно и от прораба огрести. Поэтому рабочие проявили инициативу. Тоже совершенно небольшую. Даже мизерную. Они приложили вырезанные по размеру листы в нужное место, прикрутили их саморезами, прошпаклевали швы и даже проклеили их серпянкой. Гипсовая шпаклевка сохнет быстро. Через час уже ничто не могло выдать, что тут был несоответвующей проекту дверной проем.

Павел Осипыч любил читать документы с конца. Все ведь знают, что «запоминается последняя фраза». Так зачем тратить время на то, что все равно не запоминается? Прочитав про неграмотного идиота он высказав в воздух свое мнение о писавшем, отчего стекла в прорабской жалобно звякнули, после чего скатал записку в плотный шарик и привычным щелчком послал его в корзину для бумаг. После чего он пошел на второй этаж здания, нашел ту комнату, что по его мнению соответствовала его вчерашнему «вот сюда, блядь», не обнаружил ни инструмента ни решетчатой двери и еще битую половину часа высказывал свое мнение о прямоходящем персонале всех строительных компаний на свете. Причем этажность высказываний значительно превосходила этажность здания.

Между тем отделочные и электромонтажные работы продолжались наивысшим темпом из всех возможных, а через пару месяцев объект был благополучно сдан заказчику. «Невостребованный» электроинструмент собранный в полностью глухое теперь помещение в количестве одного шуроповерта никто не искал и кто из прорабов его списал – неизвестно.

Тайная комната просуществовала год после приемки объекта. Именно через год начальник подразделения заказчика набрался храбрости и потребовал от руководства обещанный ему архив. И если бы не это смелое вмешательство в ход событий не известно, что бы еще могло в этой комнате завестись.

«Что бы еще»? Именно. И так ведь ходили упорные слухи, что в комнате нашли целых три скелета замурованных там рабочих из предыдущей смены.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments