?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Про снежинки.

Колечко, колечко, кольцо… зааачем, зааачем подааарил ты мне кааалечко, надрывается треснутым голосом кто-то рыжий, не помню как зовут. Вот прям с утра и надрывается у меня в голове. Где я такое мог подцепить, я себе даже не представляю. Только ленту открыл утром. А там все про нераскрывшиеся колечки; спящих у земной оси медведей, которые не чешутся; удравших с олимпийским огнем с олимпийского стадиона депутатов государственной думы, красный паровоз и прочее, прочее, прочее. Вплоть до победных криков некой Ксении: «И все-таки она вертится!». Это она про Кабаеву могла бы так заорать, да. Говорили, что не будет, а она ж была. Все как и было сказано.

Но про колечко чаще всего попадается. Обаму, говорят, заранее предупредили, он и не поехал, за континент обиделся. Хотя ему фиг поймешь, за какой континент обижаться.

И в голове все песня крутится. Нет, когда олимпиаду смотришь – умолкает рыжий. А зайдешь посмотреть, чего там понаписано – оно опять поет.

Однажды. То есть не однажды, а именно суровой зимой 1984-1985 годов, в занесенной снегом Одессе, я смотрел балет Щелкунчик нашего общего композитора Чайковского в нашем общем тогда Одесском театре оперы и балета. И вот в этом театре, в знаменитом на весь мир балете и не менее знаменитом танце снежинок (ну прям как вчера) две снежинки сбились с танцевального курса, столкнулись лбами и сели на свои балетные попы. Посидели, посидели и опять в пляс пошли.Смотри, - пхнула меня жена локтем в бок, - тут снежинки падают, а ты все о коньяке в буфете думаешь.

Она была не права. Нет, о коньяке я, конечно, думал, но столкнувшихся лбами девчонок было жальче армянского коньяка в театральном буфете. Я до сих пор помню этот звук, легко слышимый на самом последнем ярусе, последнего балкона. Дотанцовывали снежинки пошатываясь. И ничего. И отлично. В балете все равно все хорошо кончилось. Но вчера лучше, конечно.

Смотрите олимпиаду-то? И я смотрю. Наши вот не на первых ролях пока, но близко. Так что я во все лучшее верю, например, в наш совейский народ, хоть и не поставят мне памятник в сквере, где-будь у Никитских ворот. Это я к тому Семеныча цитирую, что все равно какие места-то займут. Нет, хотелось бы чтоб только первые. Наши ведь они реально лучше ихних, только потому что наши. Но вот чего я подумал.

Они же там все дети практически. Лет по двадцать с небольшим. Дети и есть. А если дитё в чем-нибудь провиниться, или первого места на утреннике не займет, оно ж от этого хуже не станет. Так что наплевать нам всякие неофициальные медальные зачеты. Мы просто так за наших переживать будем. В смысле я. Ну и они пусть за нас тоже. В смысле за меня. Незачем из страны золото с серебром на сторону упускать. Это запрещено таможней в конце концов, а ей, таможне, за державу всех обиднее.

Отличное открытие. Просто замечательное. А не будет медалей, мы возьмем, соберемся с духом и закроем это все не менее замечательно. Так чтоб опять у всех слезы на глазах и радость в сердце. С каплей грусти. Как на обоих улетевших Мишках.