dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Category:

Трехлетняя выдержка.

Три года тому. Я вообще думал, что это сюжет. Хотел рассказ написать. А сейчас посмотрел, посмотрел и понял, что рассказ я уже написал, а на большее как был неусидчивым - так и остался. Зато прочел. Мне не то что бы понравилось, но захотелось объяснить, что никаких наркотиков. Водки разве что иногда, виски, текилы и коньяка.

Давным давно и даже в СССР, наверное при Сталине еще, жил мужик и даже подросток еще, или юноша. Середнячок как все. Ничем не выделяющийся тихий человек. Ни активист, ни отрицалово. Никакой. На таких незаметных мужиках обычно земля держится потом, когда вырастут. Образование у пацана, как у всех - начальное, на чугунном заводе на среднем счету: ни плохой, ни хороший - средний.

Он влюбиться хотел, а тут бац - статья в газете. Так мол и так: ударник, передовик, стахановец без отрыва от производства в университет учиться на большого технического ученого поступил, за что честь ему и почитание от народа. А Фамилия и даже отчество того самого среднего и никакого. И даже домашний адрес, хотя обычно в газетах не указывают. Он два раза прочел, все сомневался, что о нем написано. А на утро его в профком вызвали. Там мужик в кожанке ему все объяснил. Объяснил, что наши газеты никогда не ошибаются, а если ошибаются, то смотри пункт первый, а редактора и всех журналистов в расход обязательно. А у него выхода нет раз написано: ударник, передовик, стахановец, без отрыва от производства в университет учиться на большого технического ученого поступил, значит, неделя сроку и даже специально проверять не будем, потому что ведем постоянное наблюдение.

Кранты, в общем мужику. Но он же средний и темный, он даже не понял, что кранты. Из профкома вышел, в цех пришел чего-то в станке покрутил и зафигарил три нормы за день. Даже наблюдатели охуели.

Дома у соседа пару книжек из его библиотеки выпросил и прочел сразу запоем. Он бы и всю библиотеку прочел, только сосед другие три книжки на раскурку пустил по глупости. А наш середняк через неделю уже в университете учился пять лет.

Учился незаметно. Средне учился. Средне окончил и на среднюю работу устроился. Тихо так, незаметно. Жениться планировал, а тут бац - статья в газете. Так мол и так: молодой гениальный ученый, комсомолец, стахановец открытие сделал за что ему Сталинская премия выдана, он ее получил на бульдозер истратил и на этом бульдозере с другими комсомольцами уехал Комсомольск-на-Амуре строить. А Фамилия и даже отчество того самого среднего и никакого. Домашнего адреса на этот раз не было. Место работы только, но даже номер комнаты несмотря на секретность.

Он два раза прочел, все сомневался, что о нем написано. А на утро его в профком вызвали. Там мужик в кожанке ему опять все объяснил. Тот из профкома вышел в лабораторию пришел чего-то там из двух мензурок смешал покрутил и так фигануло, что даже наблюдатели охуели. А от шума и дыма все столько удовольствия получили, что Сталинскую премию прям завтра на бльдозерный завод перевели. Ну, а от комсомольцев отбоя не было с ним ехать город строить, других, кстати, никто и не спрашивал.

Как с пароходов сошли, он опять потерялся. Так в бригадирах и проработал до конца стройки. Ни хорошо, ни плохо - средне. Незаметный. Он и воевать ушел незаметно и воевал незаметно без геройства. Два ордена дали незаметно как-то. Война уж давно кончилась. Он третьего ребенка планировал ждать, а тут бац - статья в газете. Так мол и так: немолодой бульдозерист, ударник и коммунист был назначен секретарем райкома партии, и за два дня так настроил работу, что производительность труда выросла вместе с кукурузой в пять раз, а сам собрал народ и добровольцем на целину. А Фамилия и даже отчество того самого среднего и никакого. Ни домашнего адреса, ни места работы. Зато фотография. Он два раза прочел, все сомневался, что о нем написано, фотографию даже на просвет смотрел. А на утро его в профком вызвали. Там мужик в кожанке ему ничего объяснять не стал. Посмотрел только строго. А чего объяснять, если и так все понятно? Да и старый он был очень этот мужик в кожанке. Очень старый даже говорить не мог.

Утром этот никчемный человек не стал заводить бульдозер, зашел в свой новый кабинет, ручку-самописку подкрутил и написал за два часа два приказа. Все офигели от тех приказов, кроме наблюдателей. Те, как обычно - охуели.

Целину, когда поднимали, то нового директора совхоза никто не замечал. А чего его замечать если он середняк и ничем не выделяется. Серость обыкновенная. Совхоз работает, ничем от других не отличается: ни урожайностью, ни лозунгами. Просто работает по тихому и все. Наш мужик уже на пенсию планировал, а тут бац - статья в газете. Даже не статья — некролог. Так мол и так: умер директор совхоза, ударник, бывший коммунист перестроивший свою работу в первых рядах перестройки, орденоносец, лауреат Сталинской премии за секретное открытие. И фотография и домашний адрес и место работы. Все сходится не отмажешься. Но мужик все равно два раза прочел. Все думал, что не о нем.

А на утро его в профком вызвали. Только он не пошел. И умирать не стал, потому что нельзя всю жизнь по чужой газетной статье жить, а умирать и вовсе неправильно. До сих пор живет, и никто не знает где. Потому что он такой средний и незаметный, что даже наблюдатели охуели. Но он точно живет и статьи в газетах про него иногда попадаются, но никто не знает какие.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments