dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Category:

Ничто человеческое.

Эх. Закончится скоро моя "Шереметьевская" эпопея. Я про Аэропорт. Друзей, которые из Франкфурта, я из Китая встретил, домой проводил, вот восьмого, бог даст, жену встречу и можно перерывчик на Домодедово с Внуково устроить. Или на три вокзала сгонять, чтоб развеяться. Вокзалы и аэропорты – это не только транспортные узлы, но и узлы судьбы, простите за патетику.

Хотя некая экзальтация человеческих отношений в этих местах все равно есть и будет есть, пока вчерашние чебуреки в ларьках не кончатся.

Рассказывал, нет ли, не помню. Но летели как-то два товарища в Уфу. Летели два товарища, ага. Совершенно нормально летели: по малости за взлет, по малости за удачное приземление выпили. И между этим еще несколько раз для поднятия настроения просто. Руки даже устали крыльями махать.

Один товарищ домой возвращался, другой наоборот из дома в командировку летел. Первого жена в аэропорту встречала, второго провожать в аэропорт ездила. Разные такие товарищи, и жены у них разные, которая встречала – юрист, а которая провожала – с инженерным образованием. Но друзья, а не только товарищи.

И вот эти разные товарищи по приземлении испытали совершенно одинаковое желание - зайти в специально отведенную комнату для удовлетворения совершенно естественных потребностей после двухчасового полета с таким диуретиком, как водка.

Оставили они вещички юристу, чтоб покараулила и в туалет зашли. Дело-то житейское, да и юристам в таком деле доверять можно, особенно если они к категории ближайших родственников относятся.

Заплатили друзья дань кооперативному движению в туалетной сфере и к писсуарам пристроились. Нет, я бы так подробно не рассказывал, но без этого никак, поверьте на слово. Потому что именно в этот момент туда девушка зашла. Ничо так, молоденькая. В халате и со шваброй. Вошла, стала шваброй по чистому полу возить и на товарищей зыркать.

Товарищам же с расстегнутыми штанами деваться некуда, и руки, в конце концов, заняты, чтоб жестом от девушки со шваброй отмахнуться и показать направление, куда ей отойти оттудова. Хорошо хоть, что человеческое общество на пути из животного состояния придумало такой способ общения как речь. Членораздельная, так сказать.

- Мадам, - обратился к девушке первый товарищ, стряхивая последние капли, - вы ставите джентльменов в неудобное положение, мадам.

- Ах ты сука, - поддержал товарища кстати зашедший в туалетную комнату сержант милиции, - сколько раз я тебе говорил, не лезь к мужикам, блядь, а ты? – спросил милиционер и не дождавшись ответа размахнулся и заехал девушке в левый глаз. Бережно. Кулаком.

- Ой, - сказала девушка, добавив еще пару слов, которыми приличные девушки в моменты крайнего душевного волнения характеризуют бьющих их в глаз сержантов милиции, - сволота козлиная!

- Козлиная?! – возмутился сержант, - Ах, козлиная… - он снова замахнулся на этот раз левой рукой. Но стукнуть туалетную девушку в правый глаз не успел.

- Козлиная. – подтвердил первый товарищ, заряжая милиционеру правый в челюсть, - женщин бить нехорошо. Правда ведь, мадам?

Зубы милиционера нервно клацнули, а товарищ с жестом римского сенатора, ищущего поддержки народа, повернулся к девушке. Поддержки он не нашел. Зато его лоб нашла деревянная ручка швабры. Куда и опустилась с сухим треском.

- Не тронь мово мужа, сволота, - голосом поддержала девушка ручку своей швабры, а товарищ, пошатнувшись, сел на пол рядом с милиционером.

- А ты моего, - заявила прибежавшая на шум и крики юрист. И хорошо поставленным левым боковым заехала в туалетной даме в нетронутый правый глаз. И вовсе не для симметрии из чувства прекрасного, а просто потому, что была левшой, юристом и вообще женщиной далеко не робкого десятка.

Ух, ё, - вздохнула девушка в халате и села.

Вызванному бдительными пассажирами наряду милиции открылась такая картина: на полу общественного мужского туалета сидело четыре человека, один из которых был милиционером. Да-да, четыре, я не ошибся. Второго товарища, не успевшего принять активного участия в происходящем рукоять швабры достала на замахе. Тоже в лоб.

Над одним из сидящих нависала очень прилично одетая женщина небольшого роста и отвешивая ему подзатыльник за подзатыльников вела воспитательную работу: сколько ж тебе, бабнику, можно говорить, чтоб ты не приставал к замужним бабам в общественном туалете.

Такая вот логика у этих юристов, и тут ничего не поделаешь. Ничто человеческое им не чуждо.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments