dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Узелки.

Странным явлением с возрастом становится память. Ты знаешь, что она у тебя есть, она просто должна быть и там много всего накопилось. Накопилось, пусть там и сидит тихо под крышкой. Ведь если эту крышку снять, или просто чуть приоткрыть, - то прет оттуда чёрте что и сбоку бантики. Бантик не один, бантиков много. Один за другим. Они и есть узелки памяти, я думаю. Хотя это не я – это древние инки с древними китайцами узелками придумали запоминать.

Я ж недавно рассказывал, как молодой мастер электроды беляшами испортил из-за чего пришлось почти километр трубы переваривать. И сразу трассовые байки поперли из под приоткрытой крышки. Их много, в какие-то можно верить безоговорочно, в каких-то не грех сомневаться. И поразительный ведь факт: рассказываешь чистую правду – тебе не верят, приврешь, много приврешь – и верят сразу.

Как-то рассказал про двух немолодых уже мужиков, что захотев ночью водки, сели на девяностотонный трубоукладчик Камацу и поехали в магазин. Тихо. Чтоб никого не разбудить. Оттолкали руками трубач в сторону от городка, там завели и поехали.

Трубоукладчик машина медленная, хотя и японская. Это даже не велосипед, это медленней. Но по лесу ночью самое то. Светло – фар и просто прожекторов на хорошем трубаче, как лампочек на новогодней елке. Тепло. Тесно. Поэтому один за рычагами сидел, а второй на капоте лежа, в позе римлянина на оргии ехал. Возлежал то есть.

Ехать-то долго. По лесу. И никаких тебе развлечений. И заснули оба. Так и ехали себе: один за рычагами спит, другой на капоте. И доехали бы ведь. Может и не в магазин, но куда-нибудь точно доехали бы. Если бы поперек лесной, грунтовой дороги какая-то сволочь ЛЭП не проложила. Заранее причем – лет за двадцать до их поездки.

ЛЭП – фигня, под ней трубоукладчик запросто проезжает. Если стрелу опустить. Стрела-то у него метров на девять вверх торчит. Они бы и опустили. Люди-то опытные, не первый год на трубе, не то что тот мастер, что беляши на электродах грел. Опытные, но спящие. И не опустили стрелу-то. А там ЛЭП. А вокруг лес, ромашки и прочие колокольчики. Цикады стрекочут. Лисички спят. Зайчики черте чем занимаются под кустиками. Тихо. Дизель только на Камацу тарахтит негромко. В нем ведь четыреста лошадей ведь всего, он тихий.

А эти двое механизаторов храпом тишину нарушают, ЛЭП не видят, прям под нее едут. А вокруг ромаш… Впрочем, об этом я уже говорил. И тишина. И тут как даст разряд электрический. Между проводом и стрелой. Молния сверкнула и озоном так немножечко запахло. Хотя в основном горелым чем-то. И тут уж полная тишина потому что трактор заглох от неожиданности. И мужики не храпят. Проснулись.

Тут разве заснешь? Когда одного с капота в кусты скинуло, а другому вроде как кто-то по заднице врезал с размаху. Это они так решили спросонья. А рядом никого кроме трубоукладчика. Он не работает, поэтому они друг на друга подумали сначала. Даже подрались немного. Потом все-таки разобрались. Волосы-то дыбом у обоих. А у того что в кабине сидел, на ногах сапоги без подошв. Подошвы на коврике остались. Они медными гвоздиками прибиты были к головкам. Гвоздики расплавились, в капельки меди превратились и держать подметки перестали. Но это потом уже рассмотрели, на следующий день.

А тогда они провод ЛЭП увидели. Все сразу поняли, трубоукладчик с толкача завели и обратно в городок поехали. «Все сразу поняли» - опытные потому что работники на трассе. А любой опытный работник знает, что если трубоукладчик провод ЛЭП заденет, или просто стрелой разряд вызовет, то эта самая ЛЭП отключится автоматически. И тут сначала злые энергетики приедут опытных работников пиздить, а потом и собственное начальство с пинками подключится. Дорого это – электричество паре поселков отключать.

Приехали мужики в городок, трубоукладчик на место поставили и спать легли. И спали, между прочим, до утра как младенцы, то есть опытные усталые машинисты. В отличии от того молодого прораба, которого злые энергетики с постели глупыми вопросами подняли. Какая, мол, у вас, сука, ночью на трубоукладчиках провода задевает? А никакая. У нас дураков нет, все опытные.

Не то что в другом случае. Тоже как-то рассказывал. Про двух молодых мастеров, что шашлыка из баранины захотели. На трассе. Они новую трубу строили, а рядом другие люди демонтажем старой трубы занимались. Взрывом резали. Есть такие кольцевые заряды специальные – трубу резать. Крепишь такой на очищенной трубе, отбегаешь подальше, и раааз на кнопку. Заряд хлоп – труба пополам. Не в смысле поровну, а в смысле, что как ножом по маслу. Работа не пыльная, но ответственная. Хотя на трубе неответственных работ и вовсе нет.

А эти двое молодых мастеров поехали в ближайшую деревню барана покупать. Тыщу рублей всего заплатили за животное. Накинули ему веревку на рога и повели в городок. Пока шли рассказывали друг другу, кто сколько баранов зарезал, сколько свиней заколол, кур гусей и уток – без счета просто. Бывалые такие мастера, а не хухры-мухры какое-нибудь. Довели барана до городка привязали к вагончику. Запланировали на вечер шашлык, народ пригласили.

Наточили ножик побольше и повели барана в лес. Разделывать. Заранее, чтоб успеть еще мясо замариновать, бульончику сварить из баранинки для будущей ухи и прочие кулинарные изыски осуществить. Но тут выяснилось, что бывалость, бывалостью, рассказы – рассказами, а рука с ножом на барана у них не поднимается. Рука не поднимается, но делать-то что-то надо. Скоро люди ведь подтянутся. Шашлык есть.

Ну они и придумали. Попросить кольцевой заряд у соседей. Чтоб барана как трубу – раааз и пополам. То есть голова в одну сторону, баран – в другую, и совершенно безболезненно потому что быстро. И не видно никому, главное.

Вот только не надо мне рассказывать, про правила всякие, про промышленную безопасность и безопасность при обращении с ВВ. Из всех правил бывают исключения и дали им заряд и все причиндалы к нему тоже одолжили. Потому что мастер соседней организации на трубе – серьезный человек. И если чего просит, то для дела, а не всякие непотребства устраивать.

Поставили они барана за небольшой пригорочек с деревом, одели ему на шею заряд, отбежали подальше, так чтоб не видеть этого всего и для безопасности. Собрались с духом, и раааз на кнопку. Каак даст за пригорком. И тишина. Только лес кругом и ромашки с елками. Но птички уже начинают посвистывать. И мекает кто-то вдалеке. Типа баранья душа отлетает. Или что там у баранов заместо души предусмотрено.

Побежали наши молодые мастера за пригорок с деревом. Шкуру снимать, тушу разделывать. Глядь, а барана вообще нету. Испарился как бы. И ни кровиночки кругом. И голова отдельно не лежит от барана. Только кустик покореженный и следы куда-то в даль. И там в дали кто-то мекает в лесу. А кругом ромашки. Впрочем, про ромашки я уже рассказывал. Жванецкий, кстати, тоже. Но у него баржа, а у меня лес. Так что все в порядке.

Баран, он, конечно баран, но вовсе не дурак. Тем более у него шея зачесалась. Об кусты почесался, повесил на ветки зарядное колечко и ушел гулять по свои бараньим делам. Где его и нашли старшие товарищи молодых мастеров.

Такие вот иногда бывают узелки про молодость и опыт в трубопроводном строительстве. А если я еще чего вспомню – то расскажу. Как мне рассказывали, так и я вам. Все по-честному, без всякого обмана. Разве что чуточку совсем. Не без этого.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments