?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Некоторым техническим руководителям в строительстве иногда приходится много пить. Не то чтобы совсем «по работе» им было нужно напиваться, но некоторая необходимость в этом есть, как ни крути. Иначе можно совсем с ума спятить и даже из него выжить, - тут уж как хотите. Так что пить приходится. И с заказчиками, и с технадзором, и просто с коллегами, отдыхая от пьянок с заказчиком и технадзором.

Проснулся однажды такой технический руководитель на одном из участков строительства, в своем командирском вагончике. Проснулся немного нетрезвым, проснулся только оттого, что рядом сидел его друг, Сашка, и методично долбил тростью в спинку кровати. Трость была ярко-красная, а сам Сашка оранжевым в крупную синю полоску.

Что-то в нем не так, - подумал технический руководитель и тут же понял, что: его друг ни за что бы не стал будить нетрезвого человека в такое неурочное время. Ни за какие коврижки не стал бы. Поняв такую простую вещь руководитель сморгнул, отмахнулся от видения и снова заснул. Заснул под настойчивые причитания своего оранжевого товарища: вот ты тут спишь, а твои сварщики на трассе брак сплошняком гонят. Заснул и был снова разбужен обычным телефонным звонком. Начальник ПИЛ сообщил, что из последней сотни просвеченных стыков восемьдесят процентов шли «на вырезку», то есть являлись неисправимым браком.

Такие известия снимают сон как рукой, можете мне поверить. Они даже чувство похмелья снимают к чертовой матери. Поэтому сборы в дорогу много времени не отняли и через сорок минут после звонка, автомобиль повышенной проходимости уносил технического руководителя в сторону бракоделов, ровное урчание дизельного мотора сливалось с ровным ворчанием водителя, рассуждающего о том, что если для бешенной собаки семьсот верст не крюк, то для него, водителя, сон – первое дело. Через пару сотен километров ворчать он перестал.

По прибытии руководитель проверил все заключения пиловцев. Он рассматривал снимки скоблил их ногтем, нюхал и даже пытался лизнуть в робкой надежде, что обнаруженные дефекты вовсе не брак сварщика, а брак самой пленки. Но тут ему принесли результаты повторной просветки нескольких стыков. Все дефекты остались на месте.

Восемьдесят стыков на вырезку в условиях жесткого графика - это катастрофа. Это даже не катастрофа, а просто нечто нецензурное да еще и по неизвестной нецензурной причине. Квалификация сварщиков – вне сомнений. Качество электродов этой партии проверено. Условия сварки соответствуют требуемым. Оборудование в полной исправности. Варить сырыми, непрокаленными электродами сварщики не буду, только потому, что их попросту неоткуда взять. Электроды готовят на всех и развозят по звеньям горячими.

Разве что температурные режимы печи надо проверить. И время. Посмотреть все журналы. Не поверить журналам, лично проверить все термометры, посмотреть ток и напряжение печи прокалки. Задуматься. В задумчивости согласиться на предложение молодого мастера перекусить. Увидеть, как он укладывает столовские жирные беляши в печь для прокалки. Подогреть. Прям на готовые электроды.

Старые сварщики рассказывают молодым, что сами видели как по ночному заснеженному лесу, натыкаясь на деревья бежал молодой мастер. За ним гналось что-то ярко-оранжевое в синюю полоску. Оранжевое материлось, изрыгало огонь и кидалось в мастера жирными беляшами. Потом это оранжевое выдохлось и превратилось в обыкновенного технического руководителя. А вот молодого мастера больше никто не видел. Эти же старые сварщики рассказывают так же, что молодой мастер остался жив, просто этого совершенно седого человека, никто не принимал за того самого молодого мастера.