?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Когда б вы знали.

Из личного типа, то есть дыбр. Или просто "бррр", потому что из про алкоголиков. Как всегда, впрочем. Потому что пиши, или не пиши чего-нибудь не про алкоголиков, а просто из головы сочиняй – это вообще никому не интересно. Про найденную букву ё всем больше нравится даже.

Когда б вы знали, из какого сора. Знаете, да? Теперь вот из какого сора растут знают все. Рассказали уже. В доступной и даже стихотворной форме. А я вот сейчас возьму и расскажу как их собирают, когда вырастут. По секрету. Я ж не Ахматова в конце концов, я стихи вообще не понимаю. Почти.

Совсем юный человек зрелого возраста… Так не бывает? Еще как бывает. Себя-то вспомните лет в восемнадцать-девятнадцать. Вполне себе взрослые дети, да. Или нет.

В общем, как-то раз студент третьего курса совершенно технического вуза напился портвейну в компании более старшего лет на пять товарища. Портвейн уже кончился, а тяга к прекрасному и страсть к приключениям остались. Отчего друзья не стали сидеть на месте, а решили посетить еще одного приятеля. На всякий случай. Вдруг у него портвейн еще остался. Или просто поговорить. И пошли они, палимые вечерним солнцем, в направлении редакции московской, но еще совсем не центральной газеты, где их товарищ заведовал отделом писем.

А может даже и не писем, а еще каким-нибудь похожим отделом. Хотя писем и прочей корреспонденции вплоть до заказных бандеролей в этом отделе было больше всего. Конверты и пакеты занимали все имеющиеся в комнате двустворчатые шкафы, громоздились на шкафах и даже на столах оставляли совсем небольшое свободное пространство для работы.

А может и не для работы, ведь на этом свободном месте вполне уместилась бутылка Трех топоров, три стакана, сырок «Дружба» и немного нарезанного хлеба. Несмотря на порочную склонность к алкоголизму, пить никто из друзей не умел, и портвейн опять закончился в один взмах стаканов.

- Я сейчас пойду доставать еще одну бутылку, - сказал хозяин кабинета тоном не терпящим возражений, - а вы мне поможете. Только не зевайте, а то добром не кончится.

Он поднялся со стула, подошел к одному из шкафов и задумчиво посмотрел на свисающую сверху груду конвертов и пакетов, возвышающуюся почти до четырехметрового потолка. После чего, вопреки названию своей газеты перекрестился и, сказав друзьям «держите письма», распахнул дверцы шкафа. В ответ на это увесистый пакет бандероли спорхнул сверху и шмякнул газетчика по темечку, а несколько белых конвертиков осенними листьями закружились в воздухе.

- Кажется пронесло, - газетчик опасливо посмотрел наверх и потянул на себя спрятанную в папках бутылку.

Старый шкаф, протестующее скрипнул правой дверью. Газетчик потянул сильнее. Шкаф недовольно застонал и обрушил на троих друзей все свое содержимое.

- Ну что же вы? – укоризненно проговорил хозяин кабинета, - я же сказал: держите письма.

Вибрации укоризны нарушили хрупкое равновесие, установившееся было в шкафу, он накренился и сбросил с себя остальную гору бумаги.

- Это у тебя что? – спросил самый молодой самого старшего, поднимая с пола нераспечатанный конверт, - это вам пишут, а вы даже не читаете? Тоже мне гааазета.

- Нормальная газета, - ответил ему старший товарищ, поглаживая вполне уцелевший пузырь трех топоров, - а это не письма. Это стихи на ежегодный конкурс. Хочешь, читай, у нас все равно никто больше одного стихотворения не выдерживает. А там даже поэмы есть. И романы в стихах. И повести. И фельетоны. И даже эпитафии в стихах попадаются. Вот прям сейчас бери и читай. Если хочешь.

Молодой человек разорвал конверт и достал оттуда пожелтевший листок:

- Унесся корабль мечтаний, - прочел он и улыбнулся, - в бескрайнее море любви…

- Там что все такое?

- Не, не все. Но многое. Давай уж еще парочку прочтем, все равно назад складывать надо.

Они уселись на пол, взяли по конверту и принялись читать.

- Нет, вы послушайте, - говорил сквозь смех кто-нибудь из них, - про дорогую Валентину Ивановну, ткачиху из Ленинграда, стихотворение. «Хочу быть швеёю», называется: «Попала мне под хвост шлея, и я пошла учиться, теперь ровнее нить моя, но дома не сидится».

- У тебя фигня, - перебивал другой, - посмотрите, что нам из Уфы нам пишут. Ээээ. Кто-нибудь башкирский понимает?

Чтение настолько увлекло друзей, что они забыли про портвейн, про закрывающееся скоро метро и про последнюю электричку с Ярославского. И даже не сразу заметили, что один из них надолго замолчал, уставившись в неровно оторванную половину тетрадного листа.

- А вот это вещь, - тихо сказал газетчик, - послушайте.

Он поднялся с пола и неровным голосом начал читать. Строки звенели. Звенели тихо и громко. Пронзительно и тяжело. Звенели, оставались в воздухе, бились в оконное стекло и с криком вылетали в приоткрытую форточку. Потом стихотворение кончилось.

- Сильно, - прервал, молодой затянувшееся молчание, - жалко, что я в стихах ни шиша не понимаю.

- Ну и молчи, раз не понимаешь, - прервал старший, - Вань, если ты это прям завтра не напечатаешь, ты мне не друг больше, - обратился он к газетчику, - а ты откуда конверт вытащил, может там еще есть?

- Завтра уже сегодня, - хозяин посмотрел на часы, - значит, сегодня уже не получится, а завтра мы попробуем. Обязательно. И вообще надо бы все письма посмотреть тогда. Вдруг еще попадется. Сейчас портвейном подкрепимся и продолжим.

И они продолжили разбирать совестную руду, упакованную в почтовые конверты. Но ничего больше не попалось. Через неделю газетчик протолкнул понравившееся стихотворение на последнюю полосу. Автора заметили.

Комментарии

( 39 комментариев — Оставить комментарий )
elshanec
3 авг, 2013 03:40 (UTC)
знавал я одного начальника отдела писем. у него никогда портвейн не задерживался.
и да, были еще дежурства в газетах. в этот день в обязанности несчастных журналистов входило общение с читателями, которые несли в редакцию свои рукописи. самая читающая и пишущая страна. была.
dernaive
3 авг, 2013 06:35 (UTC)
Интаресно сейчас есть такие завалы или все электрическим майлом ограничивается?
ffria
3 авг, 2013 06:38 (UTC)
Каким там электрическим - все несут, в трепетных ладошшках. Только потом раз в день перезванивают, интересуются: когда?
Но наличие свободных полиграфических мощностей, пары сотен долларов и яростной любви к читателям облегчают положение: уворачиваться не успеваешь - дарят и дарят.
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 06:41 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ffria - 3 авг, 2013 06:47 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:07 (UTC) - Развернуть
(без темы) - elshanec - 3 авг, 2013 07:16 (UTC) - Развернуть
ded_port_sam
3 авг, 2013 04:00 (UTC)
И где тот стих?!! Ксак нам его теперь заценить?!! А то про швею под хвостом написал, а того стиха - нету...
dernaive
3 авг, 2013 06:33 (UTC)
Какой такой стих? Я ж их не запоминаю и вообще в поэзии не разбираюсь, в том смысле, что узнай член еще советскага союза писателей, что его карьера зависела от желания двух студентов выпить портвейну - это ж нервное потрясение, готовый инфаркт и черти што еще.
(без темы) - ded_port_sam - 3 авг, 2013 07:42 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:46 (UTC) - Развернуть
(без темы) - ded_port_sam - 3 авг, 2013 19:25 (UTC) - Развернуть
ffria
3 авг, 2013 06:35 (UTC)
А может наоборот: он вам еще бутылку портвейна поставит?
dernaive
3 авг, 2013 06:37 (UTC)
Я ж теперь портвейн не пью. Ну его.
(без темы) - ffria - 3 авг, 2013 06:39 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 06:43 (UTC) - Развернуть
ffria
3 авг, 2013 06:54 (UTC)
У каждого свой "старик Державин".
dernaive
3 авг, 2013 07:20 (UTC)
Державин в процессе умирания благословлял ведь, то есть освобождая место.
pinkdor
3 авг, 2013 07:01 (UTC)
Из груды шлака, записного хлама,
Из жизненной ненужной пустоты
Ты вытащил всего лишь... Мандельштама?
Цветаевой забытые цветы?

Зависеть от редактора запоя?
Причудливый случайности полет.
Вы пейте там почаще, парни. Трое.
Глядишь, со шкафа Пушкин упадет.
dernaive
3 авг, 2013 07:13 (UTC)
Не ну этага ищо не хватало. То штроборезом вместо техасской бензопилы комментаторов резала, теперь чугунным пушкиным редакторов по головам стучать собирается.
(без темы) - pinkdor - 3 авг, 2013 07:14 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:17 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pinkdor - 3 авг, 2013 07:17 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:19 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pinkdor - 3 авг, 2013 07:20 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:23 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pinkdor - 3 авг, 2013 07:24 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:26 (UTC) - Развернуть
(без темы) - pinkdor - 3 авг, 2013 07:28 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 07:45 (UTC) - Развернуть
villitsch
3 авг, 2013 09:25 (UTC)
О чом это вы тут? Хуевознат.
Чугунобитый памятник творцу -
Кизиловым струится соком...
dernaive
3 авг, 2013 09:36 (UTC)
Стрелять надо таких поэтов, ага.
m_oblomova
3 авг, 2013 14:59 (UTC)
Я такие вещи иногда даже видела в газетах. В разделе вроде "Творчество читателей".

"Ты зачем мне втерся в душу
И стал мною люб?
Знай, что ты, мой милый парень,
Настоящий душегуб..."
dernaive
3 авг, 2013 15:05 (UTC)
Я чо вспомнил-то. Прочел в бумажном комсомольце Минкина http://www.mk.ru/daily/newspaper/article/2013/08/01/893453-federatsiya-produla.html
А там стихи. Вот честное благородное слово, тогда в мк такого не присылали. А мы два шкафа с горками перебрали и все мешки.
Совершенствуются люди.
(без темы) - m_oblomova - 3 авг, 2013 15:10 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 15:36 (UTC) - Развернуть
(без темы) - m_oblomova - 3 авг, 2013 15:37 (UTC) - Развернуть
(без темы) - dernaive - 3 авг, 2013 15:47 (UTC) - Развернуть
(без темы) - m_oblomova - 3 авг, 2013 15:53 (UTC) - Развернуть
( 39 комментариев — Оставить комментарий )