dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Сумочно-карманное.

Вот женщины. Я вообще не понимаю как они без этого живут, на работу-с работы передвигаются, гулять ходят и вообще. У меня, как совершенно определенного представителя иного пола, с этим хотя бы зимой проблем нет, а у них и зимой и летом проблемы. То есть никаких проблем, потому что у них этого нету. А если и есть - то для красоты, и по назначению этим пользоваться с таким трудом можно, что лучше без этого обойтись известным способом.

В сумку все побросать, то есть. Карманов-то нету. А если и есть в джинсах, то туда пятирублевая монета шиш втолкнется. А если втолкнется, то на столько неприлично смотрится, по их мнению, что они все равно ее в кошелечек положат, а кошелечек опять в сумку бросят.

У меня хоть зимой никаких проблем нет. Потому что на мне обычно пиджак с карманами. И куртка-пальто с такими же. Это кроме портфеля в котором все в определенном порядке уложено. От документов до всякой электроники и очков. Летом в портфеле еще зонт лежит. И все что зимой в карманах. От ключей до чистого носового платка с телефоном.

Шарики еще нефритовые для развития кистевых сухожилий и времяпровождения. Отчего портфель у меня килограмма четыре, без ноутбука даже. Вроде легкий, но надоедливый. Иногда. В смысле иногда без него обойтись можно. Если не на работу и хоть один карман в одежде имеется, чтоб телефон с паспортом влезали. Но летом чаще всего все равно с портфелем.

А тут я выход нашел у сына в шкафу. Случайно совершенно. Мимо проходил, дверь скрипнула, и на меня выход упал сверху. И прям по голове, как яблоко одному английскому духовному лицу и сенатору. Сумочка маленькая. Вылитая борсетка, только меньше. Туда кроме паспорта с телефоном, еще влезают сигареты, зажигалка и ключи от квартиры. Фонарик еще. Пара отверток в многофункциональном ноже. Но это уже если утрамбовать.

Вполне себе симпатичная сумка, удобная. Вон на картинке кодовым замком скалится, зараза.

Я, честно говоря, обрадовался. Мне как раз портфель таскать в очередной раз обрыдло. Даже старые друзья на время могут надоесть, да. Так я разрешение спросил, код замка узнал, уложил все очень аккуратно и вдумчиво и по делам поехал.

Бабушку в больнице навестить. Порядочное, надо сказать, заведение с жестким порядком. На кондачка не попадешь даже к бабушке. Пропуск за сутки надо заказывать, потом в бюро пропусков его получить, охране отдать и только потом войти. На некоторых секретных объектах режим ей-ей мягче.

А я еще и на автобусе решил поехать. Он хоть и раз в час ходит, но по расписанию и прям напротив проходной останавливается. Дождался я автобуса, вошел и хотел было проездной из сумки достать, но не достал, потому что она не открывается. Код на замке правильный вроде, а не открывается.

Можно, конечно и билет купить, а не проездной доставать, но деньги тоже в сумке. И карты все в сумке. И ключи от дома, чтоб домой за деньгами вернуться и документом каким-нибудь, потому что меня в больницу без документов не пустят.

А без ключей я даже на территорию дома не попаду, потому что у нас калитки магнитными брелоками открываются. Можно, правда, позвонить жене или сыну, чтоб помогли, но телефон тоже в сумке.

Колесиков кодовых на замке два всего, комбинаций мало, можно ведь простым перебором открыть. Но некогда. Потому что в Москве бесплатно на автобусе не катают нифига. Пошлепал я руками по карманам в робкой надежде на мелочь. И нашлепал тридцать рублей. Ровно на билет. Ну хоть с этим повезло. Водитель уже намекал, что выходить пора, не положено, говорит, без билета на автобусе.

Я даже сел с расстройства. Хотя принципиально в общественном транспорте стоя езжу. Сидячие места, они для престарелых, пассажиров с детьми и инвалидов, я считаю. Ну женщинам еще можно. А мужики стоя должны тяготы и лишения переносить, так в уставе воинском написано. Ну или почти так, не помню.

Сижу, кручу колесики. Комбинаций чуть меньше сотни всего. Пять минут аккуратного перебора. Аккуратного. А тут телефон еще трезвонить разными голосами начал. Судя по мелодиям человек пять меня ищут. И электронная почта еще подло дрынькает с смсками в хоре. Народ подозрительно посматривает.

Сидит носатый усатый и бородатый мужик, пытается сумку вскрыть, нервничает и бормочет еще что-то про себя. То ли намаз читает, то ли Отче наш твердит, то ли вовсе матом правительство кроет. И на телефонные звонки не отвечает.

А перебор у меня уже по третьему кругу пошел. Колесики маленькие, глаза не видят ни шиша, циферки расплываются. Поэтому я с большим облегчением на своей остановке вышел. То есть выскочил даже. Вздохнул, успокоился, на скамеечке пристроился и продолжил сумку теребить. В крайнем случае, думаю, все равно в больницу попаду. Не к бабушке так с инфарктом, если не пропустите. Прям на глазах немилосердной охранницы. (Это я уже начал про себя речь репетировать, чтоб охранников подбить и порядок нарушить).

Зря успокоился. Потому что своими вороватыми действиями и совершенно бородатым внешним видом привлек внимание целого полицейского патруля.

- Ваши документы, - говорят, - гражданин! И регистрацию.

- Щаз, товарищи, полицейские, - начинаю я разговор, понимая, что он ничем хорошим для меня не кончится, - подождите немножечко, сумку вот вскрою и паспорт свой покажу. Мне еще тридцать комбинаций осталось проверить. И не беспокойте меня, пожалуйста, потому что собьюсь и все с начала начинать буду.

- А это ваша сумка? - спрашивает самый умный из патруля.

Сразу видно, что умный. Нашел чего спросить, гад, у честного человека.

- Конечно, - соглашаюсь я очень утвердительным тоном, - нет. Не моя эта чертова сумка. Как вы такое про меня могли подумать только. Я вообще только с портфелем хожу.

- Сумка, значит, чужая, а документы там ваши? - продолжает полицейский умные вопросы задавать. Ему бы Якубовичем в Поле чудес работать и подарки получать, а не в полиции.

- Вы совершенно правы, товарищ полицейский, сумка чужая, а паспорт там мой. У вас наверное в полицейском колледже по логике хорошие отметки были.

- И по задержанию еще, - подтверждает милиционер мою догадку, - пройдемте, гражданин, в отдел для выяснения.

Тут у меня сумка и открылась. На девяносто восьми. Хотя код пятьдесят семь был до этого. Показал я патрулю паспорт с пропиской. Объяснил, что сумку у сына поносить выпросил и в больницу пошел к бабушке. Там недалеко совсем. Но сумку я закрывать не стал на всякий случай.

Пока из больницы не вышел. А вышел, сигарету с расстройства выкурил, зажигалку в сумку убрал и защелкнул. И тут автобус подходит обратно ехать. Запрыгиваю я в него, хочу проездной из сумки достать, а она опять не открывается. И водитель, главное, тот же и автобус. Меня аж холодный пот прошиб, потому что пальцы уже болят колесики крутить и защелку дергать.
Но делать-то нечего. здороваюсь с водителем, устраиваюсь поудобнее у турникета и начинаю код подбирать. Так и подбирал, если б не вспомнил, что проездной уже в кармане лежит. Это я его на всякий случай в карман переложил, но забыл естественно.

А код я возле калитки подбирал. Но не подобрал, потому что меня, горемычного, жена подобрала. Она с работы домой как раз возвращалась и меня заметила.

- Чего, - говорит, - тут отсвечиваешь, поехали креветок купим с пивом.
Ну я к ней в машину сел и про свои похождения рассказал. Телефон, мол, с паспортом и ключами в сумке заперлись и не открывают, сволочи.

- Ну и дурак, - рулит она к магазину, - надо было б мне позвонить, я б тебя в беде не бросила.

Вот женщины, а? И как они только живут без карманов и зимой и летом, я даже и не представляю. Зато в беде никогда не бросят, да.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments