March 20th, 2016

Наблюдатель

А мы тут вчера...

А мы тут вчера пошли в кино. И те только выпили кофе, холоднющего чая "ти фанни" с белым оттенком черного юмора на красной этикетке, но и посмотрели "Супербобровых". Ничего так. Фильм, как фильм. Вызывавет улыбку, выжимает слезы, в общем-то не то чтобы производит хорошее впечатление, но отрицательного точно не вызывает и вполне стоит денег, потраченных на билеты.

А сегодня утром. Я решил вспомнить фамилию тамошнего актера. Ну как вспомнить. Узнать конечно. Я актерские фамилии за исключением, вколоченных в память советским театром и кинематографом, вообще не запоминаю. А зачем?

И во время поисков случайно вляпался в рецензию некоего Александра Литовченко, опубликованную в Российской газете. И не просто в рецензию, а в конкретную строчку вляпался: Оксана Акиньшина щеголяет оголенными телесами, отчего явно испытывает девиантно-сексуальное удовлетворение.

Критики, такие критики. Я посмотрел ведь в кино на телеса. Красивая девка. Не знаю получает ли эта самая Акиньшина удовольствие от щеголяния оголенными телесами, вполне возможно, но Литовченко, похоже, удовольствия от этого не получает. И теперь я думаю, чье поведение сексуально-девиантно. То есть даже и не думаю, потому что по-моему всем понятно, что нормальным мужикам смотреть на голых девок нравится, особенно если не только смотреть. И это совершенно не девиантно, на мой взгляд. А если мужикам нравится смотреть (и не только), то женщинам по закону природы должно нравиться показывать (и не только). А если поведение укладывается в законы природы и общества, оно не может быть девиантным. Зато девиантной может быть критика, основанная на отказе себе в удовольствии смотреть (и не только) на голых девок.