August 22nd, 2014

Наблюдатель

Про качество.

Написал про Кайен и вспомнил. Лет двадцать назад купили две волги в таксопарке для предприятия. Списанные. Но на ходу. Таксопарки тогда разваливаться начали из-за приватизации.

Решили, "подремонтируем, мол, и будем ездить". И вот гоним мы эти два корыта по городу огородами, через пол асфальт просвечивает и можно кедом тормозить. И нас обгоняет желтый двухместный кабриолет. По тем временам, даже в Москве кабриолет - редкость. Заводы-то коптили еще. Белая рубашка за полдня в воротнике чернела. А нас обгоняет. Порш. Желтый как подводная лодка, выкрашенная в лимонный цвет. Мужик в нем, как с картинка из журнала Крокодил про буржуинов. В гавайской рубахе. «Фа-фа» проиграл сигналом, газанул, сволочь,  и скрылся за поворотом в Сокольниках. Мираж просто.

А мы крадемся потихоньку. Тихо так. Того и гляди моторы наземь повыпадают. И за поворотом тот самый желтый. Капот открыт. Мужик голосует. Не знают ли, господа, как компьютер починить? А то не едет.

Водила наш. Открывает дверцу волги. А она, хлобысь, и падает. На асфальт. Он ее ловит и на место прислоняет обратно. Потом подходит к Поршу. С ворчанием: "понакупают всякого говна, потом на обочинах места от них не хватает". Чего-то там ковыряет минут пять, проводки какие-то дергает, пинает колесо. Заводи, говорит. И тот завелся.

Ну мы поехали, а мужик нас почему-то так и не обогнал. В другую сторону, наверное решил свои «фа-фа» гнать.

Так вот про этого водителя, у меня старая байка есть. Боян, конечно. Но мне нравится. Вот честно. Кривая, неказистая, а все-таки. Может из-за времени действия. И даже скорее всего.

Collapse )

Наблюдатель

(no subject)

В лесу раздавался топор дровосека, - сказал Некрасов, а я скажу, что там с того леса, когда у меня под окном столб рубят. Железобетонный. И не один а по всему тротуару. С начала улицы еще утром начали, а сейчас до меня добрались. Я в конце живу. Улицы. 

Вольно ж им менять бетонные столбы на сварные из труб «б» косая «у». Бывших в употреблении иначе. Потому что из новых труб столбы варить – это надо обладать несоизмеримым с ничем чувством юмора.  Но это дело не мое, - Собянина. 

Я просто мимо шел. И вижу. Два, простите мой немецкий, арбайтера, свалили коническую опору электроосвещения, положили наземь и застропили мягким полотенцем "на петлю". Удавкой то есть. Аккурат посередине. Коническую опору. И собирались поднимать.

Гидроманипулятором. 

Не дураки, нет. Они понимали, что центр тяжести не посередине. А значит, если посередине застропить, то криво будет подниматься. Поэтому один взялся за рычаги манипулятора. Другой встал возле тонкого конца. Столба. То есть почти на нем.

Он над столбом стоит, расставив ноги. Столб между ног. А он противовес изображает. Будущий. И "вира" так ладошкой делает. И крановщик поднял. Противовесу сесть бы сразу. Уж коли не додумались за центр тяжести стропить. Не-а. Он стоял прям над столбом.

Я не знаю как д'Артаньяны в кино на лошадь со второго этажа прыгают. Хотя им больно будет только в первый раз. Потом уже и пофиг, наверное. На столб еще больнее прыгать. И еще хуже, когда столб прыгает вверх.

Столб прыгнул. Бац. Страшная мышь из сказки про рябую курицу знает сове дело. Такой уж хвостик вышел, а она махнула. Вот ей-ей у всех мужиков, что рядом стояли, зубы сжались и скрипнули. Как у того рабочего. Он орал. Но беззвучно. Орал глазами и делал жесты ртом. И поднимался сидя на столбе. Немного кривовато, но все-таки. Крановщик тянул столб в кузов вместе с другом.

А друг ему кричал. Внутренне. Снимите, мол, меня, мне больно. С отбитой промежностью наружу-то не поорешь. Плывет человек на столбе в кузов, ногами его обнял, чтоб не упасть и руками подбитую чайку изображает. Хочу, мол, улететь, а столб мешает. Чем кончилось не знаю. Светофор открылся, я уехал.

Но вот теперь они опоры меняют под моим окном. А как грузят мне не видно, мне наш "висячий" садик на кровле стилобата загораживает. Хочется думать, что не так как утром.