August 17th, 2014

Наблюдатель

Я больше не буду.

Нет, я не могу больше это скрывать. Кант не состоял в переписке с Екатериной Великой во время российской юрисдикции над Кёнигсбергом (1758-1762 гг). Я наглым образом наврал и прошу меня простить. Это время царствования Елизаветы Петровны и немного Петра III. Я и письмо нашел, но опять потерял. В общем, я больше не буду. Наверное.

Это я потому такой положительно-признавательный, что посмотрел замечательный фильм Монтевидео и у меня еще осталась вторая часть, которая, как говорят, ничуть не хуже.

Наблюдатель

Типа Чехова.

"...Я - писатель, бля, типа Чехова. Чехов был абсолютно прав. Рассказ можно написать о чем угодно. Сюжетов навалом. Возьмем любую профессию. Например, врач. Пожалуйста. Хирург, бля, делает операцию. И узнает в больном - соперника. Человека, с которым ему изменила жена. Перед хирургом нравственная, бля, дилемма. То ли спасти человека, то ли отрезать ему... Нет, это слишком, это, бля, перегиб... В общем, хирург колеблется. А потом берет скальпель и делает чудо. Конец, бля, такой: "Медсестра долго, долго глядела ему вслед..."

Или, например, о море, - говорил Потоцкий, - запросто... Моряк, бля, уходит на пенсию. Покидает родное судно. На корабле остаются его друзья, его прошлое, его молодость. Мрачный, он идет по набережной Фонтанки. И видит, бля, парнишка тонет. Моряк, не раздумывая, бросается в ледяную пучину. Рискуя жизнью, вытаскивает паренька... Конец такой: "Навсегда запомнил Витька эту руку. Широкую, мозолистую руку с голубым якорем на запястье..." То есть, моряк всегда остается моряком, даже если он, бля, на пенсии..."

Не соблаговолят ли благорасположенные ко мне дамы и господа вспомнить хоть один (или даже два) рассказа с приведенными неким Потоцким сюжетами? А то ведь я тоже, бля, типа ведь. И руки чешутся. А еще интересно. Кто такой этот Потоцкий. Читал где-то что прототипом был Александр Буковский, но по непросвещенности своей знаю только одного Буковского поменяного на Луиса нашего Корвалана, он еще предлагал Горбачова в Англии запретить. А вот таких классных сюжетов не предлагал. 

Единственное хорошее в этом человеке, сгодившемся родине на обмен, это то что он в Белебее родился. Белебей - город хороший. Заехали мы как-то туда с водителем по делу. Остановились в гостинице. Вещи бросили и пошли ужинать в гостиничный ресторан. Поужинали, я себе местной водки позволил графинчик, водку у них вкусную делают в городе, а у меня тошда принцип был: если в городе местную водку делают, я пока поллитра ее не выпью - из города ни ногой. Типа как ресторанный критик только по водке, чтоб друзьям потом сказать - вот в этот город только со своей ехать, а вот из этого можно местную с собой брать.

А тогда мы поужинали и спать пошли. А утром, почистив зубы, опять в ресторан. Завтракать. Официанты у них вчерашние, это сразу заметно и даже в глаза бросается. И подозрительные. То есть подозревающие и смотрят на нас с подозрением. Смотрят, заказ принесли, опять смотрят. 

- Что-то случилось? - спрашиваю, - чего это вы на нас смотрите как Кержаков на агента ЦРУ в кремлевском туалете? Подозреваете в чем?

- А вы вчера вечеро же у нас были, - говорят вчерашние официанты, - и вдруг сегодня утром опять пришли. Вот сколько работаем, а такого еще не видели. Так себя даже ОБХСС не ведет.

Разговорился я что-то. Так от "типа, бля, Чехова" можно к "Типа, бля, Толстому" скатиться. Рассказы-то вспомнили? И подозрительно подмигнул.