May 22nd, 2014

Наблюдатель

Про планы и субординацию.

Поборов нахлынувшую среди недели лень отправились с женой на дачу. Не то что бы утром, а так - дождались пока пробкоактивность с семи до пяти по Москве снизится и отправились. Еды набрали. Я так ноутбук планшет телефон, ридер, свисток и проводов кучу. Таблетки - пять видов с запасными. Очки - две пары разных. Пульсометр. Внешний жесткий. Пара флешек. 

Это все потому, что жена взялась отвезти. С условием. чтоб "раньше субботы я за тобой не приеду, можешь даже не звонить, сам выкручивайся". Туй еще по дороге хотели купить. И друзей забрать в Пушкино. Мясо в Зеленоградской. Огурцы с помидорами на площади в деревне. Конфеты в сельпо вкусные. Мороженное. Чуть было уголь не забыл.

Хазар. Слово такое татарское. Означает типа "сейчас". В издевательском смысле "щаззз". Вот щаззз, бегу и падаю. Сколько планов, а? И на проспекте имени Юрия Владимировича вместо кондиционированного, то есть охлажденного до двадцати одного градуса по шкале Цельсия воздуха в салон пошло что-то горячее и влажное. Теплее чем на улице. А там 36 градусник показывал. И на дисплее вежливо так: "высокая температура двигателя, пожалуйста, замедлите ход".  Это в московской пробке. Замедлите. 

Остановились, когда на Нагатинскую набережную выехали. Речка течет. Холодок от воды поднимается. Солнышко светит. Машин мало (если с пробкой сравнивать). И мы тут эвакуатор ждем. А он вместо обещанного часа за двенадцать минут приехал. В общем-то выяснилось, что в современном автомобиле три радиатора. И мыть все три надо, а не только тот, который снаружи. Шесть с половиной часов в сервисе. Теперь завтра поедем. То есть попробуем.

Вспомнил, кстати, как у меня Ниссан Патрол на Урале сломался. Датчик массового расхода воздуха. Четвертый за полгода. Их просто месяц ждать надо было после заказа, так-то мы б куда быстрее с ними управились. Но я именно четвертый запомнил. На базе одного из наших участков совещание проводилось по переизоляции трубопроводов. С присутствием некой персоны из самого верха московской колокольни. Человек сто участников. Автомобилей пятьдесят. Типа джипов, потому что в поле совещание-то. В несколько расширенной нашей полевой столовой, превращенной в подобие полевого конференц зала. Мы тоже можем, когда захотим. 

Птички поют. Травка зеленеет на фоне двух отвалов и траншеи. Труба на берме лежит. Столы. Сварщики с мотористами мытыми мозолистыми руками бумажки по столам придерживают, чтоб ветер не унес. И в двадцати километрах от этой красоты колонна из пятидесяти автомобилей едет. Впереди я. На Ниссане со сломанным датчиком массового расхода воздуха дорогу показываю. Судьба такая. Со скоростью то двадцать, то сорок километров в час. Потому что так председатель распорядился. Пусть, говорит, хозяин поляны впереди поедет. А то мы недавно под Ямбургом сами первые и заблудились. И никто сказать не посмел, что не туда едем-то. Субординация потому что.

Он распорядился. И ровно в это время чертов датчик и накрылся чем-то медным. И вот я двадцать еду и Председатель сзади двадцать. И машина гаишная впереди тоже под нас подстраивается. И остальные сорок девять машин. У меня этот японский чих-пых дергается и остальные как привязанные повторяют: то тридцать, то пятнадцать километров в час. Вся сотня начальников в трубопроводной сфере. А фигли? Субординация ведь.

Так и ехали. Я б, конечно, позвонил бы Председателю и все объяснил. Но не мог. Не из-за субординации, нет. У меня просто его телефона не было. А вот телефона не было уже из субординации, да.

Наблюдатель

Вот так вот.

Вот так вот у нас в деревне продают черешню.

Армянская, говорят.
Вот так вот наши у французишков выигрывают.
А вот так вот по Москве ездят исключительно стильные ГАЗ 24 Волга.


Выдержана от чемодана с канистрой на багажнике до колпаков. Ухоженная. Где надо - хром, где надо - вмятина. В доме бывший магазин Людмила. Садовое недалеко от Курского. Чемоданчик классный. Но не мой.