October 11th, 2013

Наблюдатель

О влиянии правильной диеты на качество сварных швов магистральных газопроводов.

Некоторым техническим руководителям в строительстве иногда приходится много пить. Не то чтобы совсем «по работе» им было нужно напиваться, но некоторая необходимость в этом есть, как ни крути. Иначе можно совсем с ума спятить и даже из него выжить, - тут уж как хотите. Так что пить приходится. И с заказчиками, и с технадзором, и просто с коллегами, отдыхая от пьянок с заказчиком и технадзором.

Проснулся однажды такой технический руководитель на одном из участков строительства, в своем командирском вагончике. Проснулся немного нетрезвым, проснулся только оттого, что рядом сидел его друг, Сашка, и методично долбил тростью в спинку кровати. Трость была ярко-красная, а сам Сашка оранжевым в крупную синю полоску.

Что-то в нем не так, - подумал технический руководитель и тут же понял, что: его друг ни за что бы не стал будить нетрезвого человека в такое неурочное время. Ни за какие коврижки не стал бы. Поняв такую простую вещь руководитель сморгнул, отмахнулся от видения и снова заснул. Заснул под настойчивые причитания своего оранжевого товарища: вот ты тут спишь, а твои сварщики на трассе брак сплошняком гонят. Заснул и был снова разбужен обычным телефонным звонком. Начальник ПИЛ сообщил, что из последней сотни просвеченных стыков восемьдесят процентов шли «на вырезку», то есть являлись неисправимым браком.

Такие известия снимают сон как рукой, можете мне поверить. Они даже чувство похмелья снимают к чертовой матери. Поэтому сборы в дорогу много времени не отняли и через сорок минут после звонка, автомобиль повышенной проходимости уносил технического руководителя в сторону бракоделов, ровное урчание дизельного мотора сливалось с ровным ворчанием водителя, рассуждающего о том, что если для бешенной собаки семьсот верст не крюк, то для него, водителя, сон – первое дело. Через пару сотен километров ворчать он перестал.

По прибытии руководитель проверил все заключения пиловцев. Он рассматривал снимки скоблил их ногтем, нюхал и даже пытался лизнуть в робкой надежде, что обнаруженные дефекты вовсе не брак сварщика, а брак самой пленки. Но тут ему принесли результаты повторной просветки нескольких стыков. Все дефекты остались на месте.

Восемьдесят стыков на вырезку в условиях жесткого графика - это катастрофа. Это даже не катастрофа, а просто нечто нецензурное да еще и по неизвестной нецензурной причине. Квалификация сварщиков – вне сомнений. Качество электродов этой партии проверено. Условия сварки соответствуют требуемым. Оборудование в полной исправности. Варить сырыми, непрокаленными электродами сварщики не буду, только потому, что их попросту неоткуда взять. Электроды готовят на всех и развозят по звеньям горячими.

Разве что температурные режимы печи надо проверить. И время. Посмотреть все журналы. Не поверить журналам, лично проверить все термометры, посмотреть ток и напряжение печи прокалки. Задуматься. В задумчивости согласиться на предложение молодого мастера перекусить. Увидеть, как он укладывает столовские жирные беляши в печь для прокалки. Подогреть. Прям на готовые электроды.

Старые сварщики рассказывают молодым, что сами видели как по ночному заснеженному лесу, натыкаясь на деревья бежал молодой мастер. За ним гналось что-то ярко-оранжевое в синюю полоску. Оранжевое материлось, изрыгало огонь и кидалось в мастера жирными беляшами. Потом это оранжевое выдохлось и превратилось в обыкновенного технического руководителя. А вот молодого мастера больше никто не видел. Эти же старые сварщики рассказывают так же, что молодой мастер остался жив, просто этого совершенно седого человека, никто не принимал за того самого молодого мастера.

Наблюдатель

Котлетная философия.

Вот моя жена классно котлеты делает. Серьезно. Пока штук десять ее котлет не поглотишь, чувствуешь себя неудовлетворенным желудочно.

У меня тоже хорошо получается. Может быть даже и лучше. Хотя если продукцию смешать... Сын, конечно, отличает, а все остальные - фигу. Да и какая разница-то. Вкусно и все.

Месяц тому жену в больницу ненадолго упрятали. Дело, собственно говоря, плевое, но я волнуюсь, она нервничает.
Купила мяса там, пять сортов, как положено и котлетами занялась. Типа пока меня не будет, вам разогреть только. Разогреть, понятно. Двум мужикам. У одного любимую женщину в больницу забрали, - у другого маму вообще.

А тут килограмма три котлет в холодильнике. Наверное вкусных, но не до них нифига. Тем более, что неделю всего, там все хорошо, палата одноместная со всеми удобствами, врачи отличные, даже кормят нормально, что удивительно, но каждый из нас все равно по разу в день катался, посмотреть.

А что, недалеко ведь совсем - полтора часаот дома. И там часа три, фигня, короче. Но не до котлет, некогда. Еще и на работу надо ведь.
А тут выписывать собрались через неделю. Хорошо же. А котлеты нетронутые. Обидно ведь женщине должно быть, если приготовленную ей еду не съели. Она ж старалась. Ну мы собрались с сыном над котлетами. И задумались.

- Пап, - говорит, - ты как к недельным котлетам?

- Нормально, - отвечаю, - но больше трех не осилю. Сытый потому что, а ты?

- А я две могу. Перекусил по дороге, когда от мамы ехал. А пять штук если от такой кучи отъесть это ж незаметно совсем.

Подумали, в общем, и отдали все консьержкам. "Для кошек". Тут у нас все так делают. Кошки во дворе, правда, тощие, хотя и беременные постоянно. А консьержки в дверь консъержной с трудом проходят.

Думали, что все шито-крыто. От консьержек даже милиция ничего выпытать не может под пытками, а мы оба тоже как партизаны из Белоруссии.

Поивезли жену и маму домой из больницы. Причесалась, огляделась в холодильник заглянула, для проверки.

- Что все котлеты съели? - с каким-то подвохом спрашивает.

- А то, мам, - врет младше поколение, - вкусные очень!

- И ты ел? - на меня смотрит.

- Ну а как жеж, - говорю, - больше всех!

Сволочи. Это жена нас так. И пластиковый контейнер с двумя котлетами на стол. Это, говорит, я с собой брала. В реанимации-то не до еды, а потом перед выходом, попробовала. Там соли нет. Лука нет. Там ничего нет кроме мяса, я ж волновалась и забыла все добавить. Вы что в самом деле съели все?

- Не волнуйся, мам, - врет молодое поколение во спасение, - папа все понял и твои котлеты переделал. Перемешал, добавил что-то там и нормально получилось.

Вот после таких его слов жена с нами час не разговаривала. Обиделась. Нефиг за мной переделывать и все тут. Лучше б выкинули.

С мужской точки зрениея, я могу сказать, что все равно б досталось. Даже если б выкинули. Но так сильнее. Нельзя ведь чужие котлеты втихаря пережаривать, это неправильно как-то.

А насчет «недельных» - это жена один раз так выразилась. К ней подруги пришли неожиданно. Чай пить. Чай-то есть, а к чаю не очень много всего. Тут она вспомнила, что в холодильнике торт неделю как стоит. Недельный торт будете? – спрашивает она подруг, без всякой задней мысли. Ага, говорят. Ну и схомячили, наплевав на диету. А перед уходом решили выяснить, что за название такое у торта странное - «Недельный», где купить, и как испечь. Понравился потому что.

Наблюдатель

О!

Чтоб не забыть. Благодаря братскому китайскому народу, написавшему UC-browser для iPhad, и даже переведшему его на русский язык, я теперь знаю новое слово. "Ждение". Там так и было написано - "Ждение загрузки". Слово мне очень понравилось, и я буду искать место куда б его воткнуть. В отличие от рекламы языковых курсов, виденной в метро. Она мне не понравилась, а место куда воткнуть пусть ищут ее малопатриотичные авторы. "Победы начинаются с английского". Реклама, слов нет, дурацкая, тем более, что это слоган не самих курсов, а скидочной акции.