August 30th, 2013

Наблюдатель

Крышные страсти.

Давно хотел из этого случая историю написать. Вчера вспомнил, пообещал, что напишу и написал. Неплохой способ, кстати, себя заставить чего-нибудь сделать - пообещать кому-нибудь. Желательно хорошему человеку пообещать, потому что хорошего человека обманывать еще более стыдно, чем нехорошего. (нифига себе выводы, да)

Ванька с сыном мужики насквозь обстоятельные. Все с толком, с чувством, с расстановкой. Не спеша, выверено и поступательно до самого, самого результата. Семь раз отмерь, один отрежь, короче, два воплощения. Ванькина жена их бобрами зовет. Очень повадками напоминают, когда вместе чего-нибудь делают. Да и внешне.

Не, шерсти нету, хвост отсутствует, зубы человеческие: вот вроде ни одного признака, а похожесть неуловимая так сильна, что сразу видно – вот идет бобер хатку строить.

И эти бобры Ванькиному сыну машину купили. Выбирали, цена там, комплектация, где дешевле, где лучше, чтоб во всем баланс и все прекрасно. Место в строящейся автостоянке купили заранее. Потому что по одному мнению на обоих мужиков машина на улице не должна стоять. Она там проезду других автомобилей мешает и стоять должна в строго отведенном именно для нее месте.

Collapse )
Наблюдатель

Фразочки.

Впрочем, самый культовый револьвер Кольта и всего Дикого Запада снаряжали всегда 5 патронами — последний патрон оставляли в стволе, чтобы не выстрелил без надобности. Это был своего рода секретный ковбойский предохранитель.

Автор этой фразы должен застрелиться, я считаю. Из культового револьвера Кольта, вставив ему в ствол последний патрон. Потому что тут явная надобность имеется.