June 24th, 2013

Повесился

Погруз-разгруз и переноска тяжестей. Никому ненать?

- Папа, я в пробке застрял, я еще на проспекте Мира, - сказал мне сын, - подъеду - позвоню.
- Зачем позвонишь? - делано удивился я, и добавил с совершенно издевательской интонацией, - цветочки матери донести не в силах, выйти помочь?
- Выйди и помоги, - раздалось из трубки, - и вообще, это была твоя идея, тебе и нести.
- И за ручку их брать нельзя, сказали, что оборвется, - сын открыл багажник туарега, - только за корзину снизу брать можно. А идеи у тебя красивые, но дурацкие.
- Дурацкие, зато красивые, - я смотрел в багажник и не видел не только ручки, но и корзины, там вообще свободного места не было в багажнике, - точно писятодин?
- Точно. Только на весы ее трое грузчиков ставило. Тебе передавали привет и пожелания физического здоровья.
Я взял корзину и понес.
- Пап, ты так не проходишь, ты другим боком заходи.
- Поучи отца-то, помог бы лучше, уроню а то.
- Не, вдвоем мы точно в дверь не влезем, ты сам какнить. И вообще можешь ее на голову поставить и топать вверх как восточная женщина. В лифт вы все равно не поместитесь.
Так я и шел до квартиры с корзиной на голове, приседая и гусиным шагом минуя двери. Не, а что делать-то, если ты решил подарить жене пятьдесят один килограмм цветов к пятидесятилетию? Зато я теперь могу в любую артель грузчиков тамадой ийтить. Опыт есть.

Collapse )

Диаметр коврика - полтора метра. Красивая штука получилась. Но тяжелая.

Повесился

Адвокат.

Так сошлись звезды. Фраза бессмысленная и беспощадная, да. И пафосная еще до приторности. Но череду некоторых событий иначе объяснить невозможно.

Это я сегодня белку видел. И не привычную, повесившуюся у меня на юзерпике, а живую с хвостом совсем-совсем недалеко от дома. Мелкую. Совсем мелкую: отдели хвост - так средняя мышь больше будет. И историю вчерашнюю прочел сегодня на анектоте. Про двухметрового медведеобразного адвоката, который в дедский сад за ребенком опоздал потому что в тюрме был у "подсудимого". О чем и сказал сторожихе. Мол в тюрьме задержался, извините.

И так вот этот большой адвокат с маленькой белкой соединился, что я своего адвоката вспомнил. Я про него, то есть про нее рассказывал уже. И еще расскажу. Только сначала замечу, что адвокаты своих клиентов подсудимымми не называют. Они их подзащитными называют, если официально. Не официально - тоже. Совсем неофициально они всякие матерные слова используют для обозначения участников процесса. Подсудимыми же клиентов называют судьи. Хотя любой адвокат расчитывает в судейские податься, там денег больше платят и пьяным за рулем можно сколько хочешь ездить.

А у нашего адвоката есть три особенности. Во-первых, она миниатюрная очень. Во-вторых, выглядит как уменьшенная копия артиски Варлей. Варлей сама невысокая, метр пятьдесят, говорят. Так эта метр пятьдесят, если на шпильках. Но по тюрьмам тоже будь здоров как ходит. В-третьих, она замужем за моим хорошим приятелем.

И звонит этому адвокату один подзащитный ночью. В смысле я, но из милицейского обезьянника, куда несправедливо помешен за драку с сержантом вневедомственной охраны. Там и драки-то никакой не было: я его один раз стукнул, а он ответить и не мог уже. Тем более у меня свидетелей куча, что он первым начал. Свидетелей-то куча, а адвокатата нету.

Звонит и попадает на Сашку, своего приятеля и мужа адвоката. Естественно спящего, потому что время полчетвертого ночи. Звонит и просит адвоката позвать. Звонит и просто слышит, как приятель пытается нащупать рядом жену (хлопает ладошкой по кровати), не находит и спросонья сообщает, что она на задании.

- На каком задании, - спрашмваю, - Саша, в полчетвертого-то ночи может быть наш адвокат, когда от мне карайне необходим, мать твою?

- В тюрьме! - уверенно говорит Сашка, - и вешает трубку.

Эта сволочь, потом, когда меня уже выпустили и без адвоката, делал вид, что не помнит ни моего звонка, ни своего отета про тюрьму.