February 27th, 2013

Наблюдатель

Устный пересчет результатов измерений.

Новое лучше чем старое. Практически всегда. Но новое придумывать надо, а старое не надо, старое просто так рассказать можно, не придумывая. Тем более, что я рассказывал это уже года три тому.

А еще давнее, даже еще очень давнее, чем три года возвращалась домой бригада разных инженеров из разных НИИ и КБ с одного специального объекта специальной химии в Алтайском крае. Они там месяца полтора пуск объекта обеспечивали. Обеспечивали, обеспечивали и дообеспечивались до такой степени, что им смену прислали. Они обрадовались и стали домой собираться. Со следующей сменой, конечно, поговорили, в курс дела ввели и стали в автобус даже садиться, чтоб в аэропорт ехать. В другой город ехать, где аэропорт есть чтоб домой лететь.

Хотя со следующей сменой можно было и не разговаривать. Потому что тут даже шахтерская поговорка есть про следующую смену: следующая смена все сделает. А все сделает потому что про предыдущую смену у шахтеров тоже поговорка: в предыдущей смене одни пид.., нет, неудобно как-то, одни муд... опять неудобно выходит. Нехорошие в общем люди в предыдущей смене. Необязательные.

Так вот эти две поговорки когда встречаются, то немного выпивают для примирения, а только потом в автобус садятся и одни в другой город едут, а другие в гостинице и на объекте остаются. А в автобусе, оказывается билеты ввели. В заводском автобусе билеты по шесть копеек. Раньше-то бесплатно возили, даже в аэропорт. Но тут экономика становилась очень экономной и решили за деньги в аэропорт возить. Три шестьдесят с человека. 

Билеты по шесть копеек. Человек сорок в Икарусе туристического типа. Стоимость поездки - три шестьдесят. Водитель первых двух пассажиров сам обилетил. Раз, два, три, четыре... Это он так билетики на ленте считал. До шестидесяти. Два раза. Потом понял, что если он сорок раз так сделает, то ехать никуда не надо будет, потому что самолет самолет без его пассажиров улетит нахрен. То есть в Москву. Самолет хотя и спецрейс, и два члена-корреспондента у него в автобусе с одним действительным членом Академии наук, но самолет все равно никого ждать не будет.

Водитель оглядел автобус, выбрал из всех самого, на его взгляд, представительного мужика в дубленке и пыжике и попросил его всем билеты посчитать. Мужик академиком не был тогда. Он просто профессором был. Доктором наук, хотя и технологом. Кстати, с той поры я очень серьезно отношусь к оценивающему взгляду водителей. Потому что этот мужик, которого водитель из всех выделил потом целым министром стал. Кое-какой промышленности. 

А тогда этот технолог принялся по технологии водителя билеты считать: раз, два, три, четыре. До шестидесяти. Ленты две отсчитал. Быстрее чем водитель раза в два. Профессор все-таки, а не хухры мухры. Но все равно минут за десять. Пока он на переднем сиденье считал. Несколько му... неудобно как-то выходит. Несколько, в общем, мужиков из предыдущей смены на заднем сиденье допивали, то что со следующей сменой не выпили. И им профессора жалко стало. Во-первых, потому что так у него до самого аэропорта выпить не получится. А во-вторых, всякого человека жалко, даже если он начальник. Поэтому с задних рядов автобуса на передние полетела мысль:

- Зиновий Петрович, ты их не считай, ты их друг по другу отмеряй и все. Они ж одинаковые ленты-то. 

Петрович, обиделся, что не ему в голову такой простой выход пришел. Он пару лент отмерил, чтоб недостатки способа найти и на них указать, не нашел и, как начальник, этим му... (ну знаете уже, да) и поручил билетами всех обеспечивать. Но они не расстроились нифига. Потому что пока там впереди их способ проверяли, у них еще одна бутылка нашлась случайно. И новый способ. Ну какого рожна ленты мерить, когда на билетах номера есть. Порядковые. Прибавил к номеру последнего билета шестьдесят, нашел нужный номер и оторвал себе. И не только себе, а всем. Так и поехали.

Только когда стали билеты к отчетам командировочным подклеивать, выяснилось, что у кого на один больше, а у кого и на два меньше. А все от того, что изобретательность, изобретаттельностью, но считать и мерить на трезвую голову надо. Если, конечно, бухгалтерии не наливать.

Наблюдатель

Передайте этому Маркаряну.

Уфимским офисом моей бывшей конторы достаточно долгое время руководил его директор И.В. Маркарян.  Так вот однажны, отмазываясь в разговоре с уфимскими военкоматовскими чиновниками от просьб прислать им несколько автомобилей для военокатовских нужд, я все время ссылался на местного директора. Мол, это не я, это директор представительства может сделать. Тогда, говорят военкоматовские, вы прям так этому Маркаряну и передайте, пусть выделит нам автомобили. Ну я и передал. С некоторым учетом того, что "этого Маркаряна" Ириной зовут. А "передай этому Маркаряну" стало офисным мемом.

С фамилиями такого плана, нам, неграмотным и наивным людям, вообще сплошная морока. С Маркаряном еще полбеды - это все-таки распространненная фамилия хоть и малосклоняемая иногда. И пусть себе мудрый, грамотный Google Chrome советует Маркаряна на маргарина поменять, пусть. Мне, в конце концов, виднее, что на что менять, а что пока погодить.

Но намедни, то есть почти вчера, я опять Google Analytics рассматривал и выяснил, что несколько человек ко мне в журнал привел поисковый запрос "местергази печерин как персонаж русской культуры".

Между прочим, это только на первый взгляд герою нашего времени фамилию исковеркали, неизвестным науке органом обозвали, хотя и к персонажам русской культуры отнесли. На первый взгляд. И то если этот первый взгляд такого неграмотного и наивного человека как я.

Потому что на второй взгляд, Владимир Сергеевич Печерин действительно персонаж русской культуры и даже один из первых в эту культуру невозвращенцев. Мастергази же вовсе не обзывательное ругательство, а фамилия литературоведа, написавшего книгу "Печерин как персонаж русской культуры". 

Мало того. Этого Мастергази зовут Еленой Георгиевной. Я б этому Мастергази с удовольствием передал, что его тут искали, но не знаком. Это просто кто-то из френдов про нее что-то хорошее писал. 

Наблюдатель

Авиационное.

"Центральное казачье войско решило развивать Военно-воздушные силы России и возродить казачью авиацию."
Чесслово не сам придумал. Хотя может я вовсе и не в курсе всяческих вымерших авиаций, подлежащих возрождению. Дело-то всяко хорошее. Пусть возобновляют!