January 29th, 2013

Наблюдатель

Вкус детства.

Не совсем, правда, вкус, но тоже носоглоточное ощущения. Надо сказать, что в детстве, то есть класса до третьего и даже четвертого с пятым я часто простужался. Начиналось все с насморка, кончалось ангиной. А все, как говорила, женщина считающая себя нашим участковым врачом, из-за длинного своего, то есть моего носа. В отличие от этой женщины в белом халате я никакой связи между длинной носа и насморком не ощущал, а ощущал некоторое огорчение. Потом ощущать огорчение мне надоело, я начал "еще более лучше", то есть активнее заниматься спортом и насморки постепенно сошли на нет вместе с ангинами. Но до этого их пробовали лечить. По-всякому допинго-медицинскому вплоть до эфедрина (тогда его в аптеках от насморка продавали), до народных методов "кто чего присоветует". 

Так вот одна тоже женщина, но не терапевт и даже не участковый, а просто вместе с мамой работала, посоветовала мелко-мелко порезать луковицу, отжать из нее луковый, простите, сок и закапать. Сейчас будучи вполне взрослым и много повидавшим мужиком, я вполне способен назвать то самое место у этой тетеньки, куда ей следовало бы такие жидкости закапывать. Тогда же я слов таких не знал (будем считать, что не знал, на самом деле, мне просто родители запрещали матом ругаться, как, впрочем, и сейчас), поэтому получил по изрядной порции луковой жидкости в обе ноздри. Непередаваемые ощущения, простите за банальность. Хотя на следующий день насморк кончился, потому что чихать мне уже было нечем. В смысле жидкости, которая в организме кончилась. Папа пообещал было маме, что найдет ее сослуживицу и обязательно отблагодарит за дельный совет теме же каплями. Однако мама сказала, что вполне способна сама закапать ей (не будем уточнять куда, то есть будем считать, что в нос), тем более, что вон еще сколько осталось. Больше меня так не лечили, но этот "не совсем, правда, вкус", я запомнил. Навсегда.

Четыре же дня назад я все-таки подхватил грипп. Гайморит же мне и подхватывать не надо, он у меня свой, хронический хотя и редкий. Родители меня больше не лечат. То есть советы, конечно, дают, но на способах не настаивают. Зато сын, услышав в трубке мое гнусавое "алле", проявил вдруг инициативу и приволок совершенно фабричное, дорогущее лекарство в виде спрея. Отличная вещь, говорит. Меня с одного раза пробило. Ты только сейчас не брызгай, меня проводи, потом брызнешь. Мы даже чаю выпили с этими мягкими французскими булками с этим, с позволения сказать, родным мне человеком. Потом я его проводил. Сел на диван и брызнул.

И сейчас, когда мне больше нечем чихать, и слезы высохли, и в горле пересохло, и из носа течет так, что я уже не боюсь закапать клавиатуру до короткого замыкания. Я хочу сказать, что вновь обрел вкус детства. Тот самый. Луковый. Ну может еще хреном малость отдает. И скипидаром. Лекарство иностранное, я посмотрел. Та добрая тетенька умерла лет двадцать назад. Не иначе как ее наследники поделились секретом с иностранной фармацевтической компанией. 

Там, на лекарстве, написано, что процедуру следует повторять один раз в сутки. Мне интересно, это проверяли уже на людях, а? Или только на осужденных к смерной казни маньяках испытывали?

Наблюдатель

Опоздавшая сказка.

Я так долго еще ничего не писал. То есть писал-то еще дольше, но не дописывал, а бросал. Этот вот рассказ мне перед Новым годом еще в голову пришел. Схематично. Страницу даже осилил. Но все не получалось дописать. Потом вообще некоторые знакомые Ракетчики, неожиданно для меня, про большое количество разнообразных снегурочек в автобусе написали. Ну я и отложил. Но потом все-таки... Добил эту ерундовину. (типа новая жизнь  с Нового года и все надо до конца доводить) И довел. Практически до логического. 

- Да успею я, успею! – оправдывался Сашка пятясь вниз по лестнице, - можешь даже не волноваться. Полдвенадцатого как штык. Я ж тебя никогда не обманывал?! Вот успею и все!  Веришь?!

- Конечно верю, дорогой! – отвечали из дверей Ленка вместе с фальшивым энтузиазмом, - ты все-все успеешь до полдвенадцатого. Всего пятнадцать детей за четыре часа. Не задерживайся, милый! – последним ее словом можно было бы забить пару двухсотмиллиметровых гвоздей,  пока оно не растаяло в напряженном воздухе лестничной клетки.

- Пока, дорогая! – Сашка развернулся и побежал перепрыгивая через ступеньки. – я все успею,

- Пока, пока! – Ленка захлопнула дверь и машинально посмотрела в зеркало.

- Красотища, - немного скептически подумала она, - попробуй только не успей! Я тебе гаду бородатому устрою. И первый новый год вдвоем у нас будет принято начинать с убийства опоздавших Дедов морозов. Традиция у нас такая будет, сразу после салата оливье, шампанского и мандаринчиков. Оливье! Рыбный с лососем, селедка под шубой, мимоза, печень трески, гусь с яблоками, шпроты выложить, - напомнила себе Ленка, встряхнула головой, отгоняя кровожадные мысли и отправилась на кухню осуществлять.

Collapse )
Наблюдатель

Последние веяния в измерении количества осадков.

Обещанное все-таки падает с неба. И я вовсе не про манну, а про вот эту вот тоже белую, и даже иногда вполне съедобную субстанцию. Про снег. Три наших домовых дворника уже скребут вовсю дорожки, увеличивая и без того не маленькие сугробы по сторонам.

Синоптики измеряют снегопады в сантиметрах и миллиметрах, журналисты по телевизору - в годовых и месячных нормах. А у нашего дома снегопады измеряются лопатами. И я вовсе не про количество лопат снега в каждом сугробе с каждой дорожки. Я про прочность. Вот во время прошлого московского снегопада три наших дворника сломали пять китайских лопат. Про национальность дворников я умолчу, дворники у нас хорошие. Не чета лопатам. За десять лет ни одного не сломалось. Будь здоров как вкалывают. Сломают лопату и в сугроб ее сразу воткнут, как памятник хорошей работе.

На самом деле, чтоб не потерялась случайно и снегом не занесло. Потому что новые лопаты им выдают только по предъявлению сломаных, а сразу после поломки на обмен бежать некогда. Так что по нашей мерительной системе сегодня снега пока выпало в пять раз меньше, чем в прошлый раз. Одна лопата, то есть. На три дворника.

А поскольку цифры у нас решают все, позвольте, всем девятерым дочитавшим прошлодневную сказку про Деда мороза сказать большое спасибо.