November 21st, 2012

Наблюдатель

Случай.

Я про это писал уже. Но давно. года три назад. И вопрос тогда задал на который никто тогда не ответил. Сейчас читающих этот журнал намного больше стало (по крайней мере так в профиле написано). Поэтому позволю себе текст и вопрос повторить. Читавших это три года тому как я прошу не обижаться и не подсказывать. В общем-то это очень известная книга по которой снят не менее известный фильм. И автор книги и режиссер фильма тоже очень известные люди и даже родственники. Но я спрошу: откуда я стащил сюжетик, а?

Очень давно, еще до отечественной войны, но после революции помер врач. До смерти врач имел частную практику, жену, большую квартиру из пяти комнат. Зажиточно жил врач. Но помер. Жена врача, кроме мужа имевшая молодого любовника, к врачу относилась с уважением и похороны ему устроила по высшему тогдашнему разряду, несмотря на временно-постоянные трудности со всем. Похоронили врача в хорошем габардиновом костюме-тройке и лаковых штиблетах, с золотой булавкой, золотыми запонками и золотым семейным кольцом.
На счастье об этих вложениях в покойного узнала банда мелких жуликов и в самую ночь после похорон могила была разрыта, гроб вскрыт. С врача сняли булавку, сняли запонки и кольцо. Сняли пиджак и начали было снимать жилет, когда врач, который оказывается не умер, а впал в летаргический сон проснулся, узрел на одном из жуликов свой пиджак и хриплым протяжным голосом попросил:
- Отдайте клифт, гнида, мне холодно.
Collapse )
Наблюдатель

Пора колоться.

Я собственно про прошлую запись. Коротко, чтоб не пудрить мозги. Это немного переиначенный в сторону Зощенко (в меру слабых моих сил) рассказ квартирной хозяйки некоего Ивана Лапшина из книги Юрия Германа "Один год". Фильм, снятый Алексеем Юрьевичем Германом естественно называется "Мой друг Иван Лапшин".
Надо сказать, что из всего Германа я в детстве читал только Россию молодую. Так получилось. И был очень удивлен, что Дорогой мой человек - это тоже Герман. И хороший вроде бы фильм с хорошими актерами, не передает и десятой доли трилогии. Такие дела.