September 26th, 2012

Наблюдатель

Незначительное.

Читаю в метро Овалова. В детстве он как-то мимо прошел весь, кроме майора Пронина, разумеется, с Медной пуговицей. А тут надо было прочесть. Признанный классик советского детектива ведь. Ну и читаю. Замечательный писатель, оказывается. "Двадцатые годы" очень понравился. Вполне на уровне Юрия Германа, а его я очень люблю. Вот и читаю.
В метро. Но и по сторонам зыркаю по привычке. Узрел на стене рекламу антиизжоговых таблеток. Не обидеть бы чувства верующих, но кто-то когда-то превратив воду в вино положил начало всяким прочим чудесам. Типа этих таблеток. Они, правда, кислоту в воду превращают. Тоже чудо своего рода. Карбонаты кальция и магния действительно превращают соляную кислоту в воду. Там правда еще хлориды с углекислом газом получаются. Но может и при превращении воды в вино тоже были побочные продукты чудесной реакции. Абстинентный синдром, например. Или еще чего об чем история просто умалчивает и все.
А рядом с рекламкой таблеток мальчик с девочкой лет сорока на двоих оживленно спорят. Ну спорят себе и спорят. Я в Овалова уткнулся и читаю. Тут меня девочка за рукав теребит:
- Извините, пожалуйста, - спрашивает, - а Третьяковская галерея на какой станции метро?
- От Третьяковской, - говорю, - удобнее, хотя я от Новокузнецкой привык ходить. Потому что Третьяковская наполовину станция новая, а на вторую половину когда-то Новокузнецкой была.
- Какая же она новая? - удивляется девочка, - она ж всегда была.
Я б поспорил, но поезд на Новокузнецкой остановился, и ребята вышли. Да и чего спорить, если они оба родились явно позже станции Третьяковская. Для них это старя станция. А для меня все еще новая потому что я ее старше.
Наблюдатель

Мышь.

А сейчас мышь ловил. Домой уж было собрался с работы. Сижу и думаю: залезть в бар (там скотч-колли початая с понедельника выдыхается), или так пойти. Решил все-таки залезть. И тут в открытую дверь кабинета наглой походкой входит мышь. Нет, ладно я бы сначала в бар залез. Ну мышь тогда и мышь, на всех белок не напасешься, я понимаю. Так трезвый ведь практически.
Тут мышь за шкаф шмыгнула и сразу грызть начала. У меня за шкафом старые чертежи (на ватмане еще) стоят. А она грызет. Отодвинул шкаф. Мышь встрепенулась и быстренько за другой шкаф перебежала. Чертежей там нету, там пыль только, но все равно это же мой кабинет пока и мышам тут не место. Отодвинул и этот. Побегал за мышью во всему периметру кабинета. Какой дурак придумал шкафы около стенок ставить? Не догнал. Шкафов много, а я один. Пошел за помощью, перчатками и корзинку мусорную освободить. Через пятнадцать минут бега и двиганья мебели. Два здоровых мужика загнали зверя в корзинку. Допили виски. Положили мыши кусок сыра. Отказалась. Мы обиделись и выкинули ее в форточку (второй этаж всего, внизу газон, не разобьется авось). Мыши, говорят, сыр не любят. Я тоже, кроме пармезана разве. Но сыр у меня был, поэтому у мыши никакого выбора не было, кроме как: сыр с мирным сосуществованием в тюремной корзине, или свобода со второго этажа без парашюта.
А я-то все думал, чего это нашего покойного кота Ваську все время на второй этаж тянуло, хотя котам туда нельзя и запрещено под страхом пенделя. Он по работе ведь хотел... Эх, знал бы раньше, я б ему сосиской больше бы принес и сметаны.
Зато теперь никто, не покривив душой, не сможет показать на меня пальцем со словами "а этот вот уже мышей не ловит". Ловит, ловит. Еще как.