September 20th, 2012

Повесился

Прокатились.

Ездили с женой на Фрунзенскую. Станция метро, которая. Билеты в МДМ купить. И шлялись потом в бывшей усадьбе Трубецких, которая парк имени Мандельштама года этак с 1938 называется. Это я специально про возраст названия, чтоб не спрашивали какая тайная политическая связь связывает Осю с Трубецкими.
Я, кстати, не фамильярничаю. Просто в одном тбилисском подвальчике, Валерка, вдоволь накушившись белого вина, начал читать:

Кахетинское густое
Хорошо в подвале пить, -
Там в прохладе, там в покое
Пейте вдоволь, пейте двое, -
Одному не надо пить!

- Это кто, Валера? - спросил Шурик, икнул и добавил, - и это не Кахетинское.
- Это, Шурик не Кахетинское, это, Шурик, Ося, - благодушно объяснил Валерка, - это мой любимый Ося Мандельштам.

Зато в парке им. усадьбы Трубецких не пьют. Не курят. Там дети потому что с утками и всяческими развлечениями. Долго я там соображал почему на площадке им. "Лукоморья" изображенная из дерева Лиса, изображена с ужасно опухшим носом. Это только потом про колобка-то догадался. А еще мы там кошку видели мокрую. Настоящую мокрую кошку (без всякого тайного политического смысла в виде анекдота про длинноногую цыпочку с мокрой киской и в балаклаве). Кошку жалко. Она, по-моему, утку хотела поймать, но не смогла. Вытирали кошку две бабушки подручными средствами.
А я свою уфимскую кошку вспомнил. Позвонил, узнал как у нее дела. Мне даже пару раз в телефон мявкнули измученным ленью голосом: отстань, мол, чего привязался. Ну и про ее борьбу с кумысом вспомнил. Старая моя байка опять под катом. Даже две с половиной.

Collapse )