September 1st, 2012

Наблюдатель

Медицинский вопрос.

Последние два дня меня мучает один научный вопрос медицинской тематики. Про насморк, то есть ринит (вопрос-то все-таки научный, хотя и медицинский). Вот почему сидящего и лежащего человека ринит донимает куда как больше, чем стоящего в вертикальном положении?
С лежащим еще понятно: к лежащей голове всегда какая-нибудь жидкость норовит прилить и в голову стукнуть. Тут все горизонтальным положением тела определяется (нет ведь дураков лежа голову вертикально держать?). А к сидящей голове почему? Она ведь положение имеет ровно такое же, что и стоящая.
Знает ли об этом кто-то из медиков, это читающих, подперев подбородок головы левой (правой) рукой для поддержания вертикальной составляющей, с оттопыренным указательным пальцем в качестве отвеса? Или такой вот хитрющий вопрос только должен открыть дорогу медицинскому прогрессу и важнейшим исследованиям английских ученых?
В конце концов это практически новый способ лечения насморка может открыться людям. Мне, кстати, вот самолеты от гайморита помогают, тоже неизвестно почему.
Наблюдатель

Граждане журналисты

Я сюда вообще-то в мирном настроении и благодушном расположении пришел, на что есть причины. Все первое сентября не любят (не знаю все ли, но лента пестрит переживаниями отрицательного свойства), а я люблю, любил и любить собираюсь по определенным причинам с определенными поводами.
А тут читаю с утра "Вести" фигня такая в айфоне, с Вестями афиллированная. Почему неграмотно написал аффилированная? А чо? Им можно, а мне нельзя?
Особенно когда тебя с утра радуют новостями о гибели семнадцатилетнего пацана в ставропольской больнице. А Вести пишут: "Около 10:00 по московскому времени в четверг в барокамере, в которой находился 17-летний пациент, произошло возгорание кислорода".
Человек, окончивший советскую десятилетку, такое писать не должен. Не в праве он такое писать. Я считаю, что надо расстрелять мягкими солеными огурцами по мягкому месту, человека писавшего и, заодно, всех технических редакторов Вестей, а потом выдать им по Нобелевке, чтоб на всю жизнь запомнили. И гори их кислород синем пламенем вместе со школьными аттестатами, коих предполагается лишение. И, главное, оправдание во всегдашней спешке не принимается. Куда спешили-то? Сообщить стране о смерти мальчишки в барокамере? Офигеть. Беги быстрей, я тебя догоню.