March 3rd, 2012

Наблюдатель

Стихи.

В этом журнале нет копипаста. Т.е. не было. Потому что это я упер из календаря, опубликованного хорошим человеком в сообществе "совьетлайф", только немного оцифровал. Стихотворение, т.е. его перевод датируется 1927 годом. Хочу заметить (несмотря на свой здешний юзернейм и любимое погоняло на анекдоте), что ужасно наивными были люди в этом самом 1927 году.

УЗБЕКСКИМ ЖЕНЩИНАМ
Сними чиммат, открой лицо, для всех прекрасной будь,
Оковы на куски разбей, им неподвластной будь!
Кинжалом знанья порази невежество и тьму,
Науке, мудрости мирской всегда причастной будь!
Поблекшему во тьме лицу дай радостью цвести,
На торжестве мужей наук ты розой красной будь!
Невежества и рабства яд тебе дают муллы,
Ты ханжество их обличай и в речи страстной будь!
Заставь их лица почернеть от злобы и стыда,
Для всех, кто женщину не чтит, стрелой опасной будь!
Из тьмы чиммата, как из туч луна, блесни лицом,
Из тёмной жизни выходи, зарёю ясной будь!
Лучи учёности возьми, а не сурьму для глаз,
Войди в дворцы наук, искусств – для всех прекрасной будь!

Хамза Хакимзаде

Особенно нравится противопоставление сурьмы для глаз лучам учености неизвестно для чего.
Наблюдатель

Хорошо-то как, братцы, а?

Я про "день молчания", то есть без агитации. Ни тебе передач "и это все о нем", ни тебе Пугачевой с Киркоровым даже по НТВ. Боялся, что биатлон показывать не будет, сочтя рекламой спонсора, но смотрю уже. Ну почему в остальные дни так жить нельзя, а целых пять лет ждать теперь надо? Можно ведь и недождаться, не самый ведь молодой из присутствующих.
Думал, вот утихнет это все, я чего-нибудь веселое расскажу, а, оказывается, и не помню ничего уже. Вот разве что...
Во дворе нашей школы бюст был, но несовсем. Не совсем бюст, то есть. По документам - бюст, а на самом деле только по колено маленький еще Владимир Ильич под тяжестью кудрявой головы с мыслями о революции в гранитный постамент ушел. Недовдавило его до бюста. Но штакетничек деревянный низенький, газончик с кустиками туями и лиственницами. Цветочки с клумбой. Березку плакучую, какой-то ландшафтный дизайнер советского толка воткнул вполне к месту. Красиво.
Прям на школу Владимир Ильич бронзовыми глазами смотрел. Наблюдал за выполнением того, что на постаменте лесенкой: "Учиться, учиться и учиться..." Он лицом, а школьники на школьной линейке к нему задом, потому что лицом к директору и прочему руководству. Школьнику-то могли и простить такое невежество, а директору - вряд ли. Хотя и школьникам...
Один из моих одноклассников в самом первом классе из-за этого бюста удлиненной модели из одноклассников моих пропал. В лесную школу для альтернативно одаренных, как сейчас говорят. Как только в октябрята приняли, так и пропал.
Потому что обрадовался очень и событию, и звездочке с маленькой копией бюста. А обрадовавшись, он вооружился почти настоящей саблей из прутика, а вместо лошади выбрал памятник Владимиру Ильичу. И поскакал, сжимая коленками бронзовую шею, и изображая Чапаевского конника. Совершенно не задумываясь, чья это шея, и нафига она тут из туловища торчит. Об этом другие задумались.
В старших классах он обратно перевелся из той самой школы. Достаточно известный в банковской сфере человек сейчас. С немалым авторитетом. И никто не знает ведь, что в этот авторитет он начал въезжать на горбе маленького и бронзового Владимира Ильича Ульянова.
Поколенного бюста нет уже давно, а подножие еще в прошлом году стояло. Ой. Ошибся, кажется. Некоторые филологи считают, что у бюстов подножия не бывает по определению. Пьедесталы только с постаментами.