February 23rd, 2012

Наблюдатель

Сказки настоящих индейцев, непредназначенные для чтения трезвыми чужестранцами.

Соотечественникам трезвым, тоже лучше не читать, кстати. Потому что.
В одном весьма индейском племени на дальнем западе дикого востока жила-была женщина по имени «Утренняя звезда, развлекающая людей своей красотой при раздвинутых занавесках», что в переводе с русского языка этого племени означало просто «Утренняя звезда» и все, и немудрено. Потому что индейским племенем на дальнем западе дикого востока руководил белый человек, по имени «Белый человек из известного ведомства», что в переводе с языка белого человека означало просто «Белый человек» и все, и немудрено. Потому что других белых людей в племени не было.
Белого человека племя считало незаменимым и не любило (так к несчастью складывались обстоятельства с любым руководителем этого племени), а «Утреннюю звезду» любило, хотя и считало сумасшедшей.
Вполне, между прочим, заслужено. У Утренней звезды было трое детей, но ей было мало. Поэтому она отыскивала себе еще. И не просто детей, а тех, самых некрасивых детей, от которых, презрев свои обязанности, отказалось все руководство индейского племени на дальнем западе дикого востока, и даже все племя отказалось. Кроме Утренней звезды. Даже шаманы отказались, хотя плату за шаманство предпочитали получать в иностранной (для племени) валюте.
Однажды. На самой лучшей площади самой большой деревне индейского племени на дальнем западе дикого востока. Утром. Племя выглянуло из вигвамов и обнаружила штуковину. Никто из индейского племени не знал, зачем они это обнаружили, и только Белый человек рассказал, что эта штуковина называется роликом в его поддержку от имени Утренней звезды. Зачем сильному, но Белому человеку была нужна поддержка от Утренней звезды, он не сказал, а просто поднял руку и сказал: «Хау».
Утренняя звезда не сказала ничего, тем кто ее спрашивал. И даже тем, кто ее не спрашивал, она тоже ничего не сказала.
Из-за этого племя стало спрашивать друг друга и искать логику в поступках Утренней звезды. Искали долго, пока не пришли к самому дальнему шаману индейского племени по имени «Шаман, который не может задуть свечу, потому что он идиот», что в переводе на язык этого племени означает просто «Шаман, в доме которого не гаснут свечи».
В пещере шамана пылали восемьсот с лишним свечей, а племя спросило: «В чем тут логика, Шаман? И где ее найти?»
Долго думал Шаман. А потом еще так долго думал, что свечи погасли. А как погасли свечи, Шаман усмехнулся в отросшие усы и сказал: «Не стоило ко мне приходить тому, кто пытается найти логику в поступках женщины, у которой своих трое, когда та смотрит на больного ребенка».
Ничего не поняли пришедшие и спросили: «Как тебя понимать, Шаман?»
Опять долго думал Шаман. А потом еще так долго думал, что последние свечи погасли. И молвил: «А не надо вам ничего понимать, ребята. Дуйте-ка вы, ребята, за свечками, потому что кончились».
С той поры имя «Утренней звезды» не сходило с уст каждого индейца индейского племени на дальнем западе дикого востока, хотя свечек шаману так и не принесли.
И нафига шаману свечки, если он их тушить не умеет, а частичное знание тюркских языков выдает его с головой?