February 1st, 2012

Наблюдатель

Обструкция.

У нас на военной кафедре еще и лекции по ГО были, кроме всего. Читали их два отставника лет шестидесяти. Одного совсем не помню, другой же долго мурыжил мой дипломный проект, не подписывая свой раздел. Диплом и так в два раза толще требуемого был из-за исследовательской части и назывался:
[Невнятное повествование про обструкцию, вакуумную бомбу и сапоги.]
"Производство криолита и кремнистофтористоводородной кислоты из отходящих фторсодержащих газов суперфосфатных заводов с разработкой системы защиты оборудования от коррозии и исследование..." Это половина названия диплома. Поэтому писать ГО мне было лень и раздел получился из двух предложений: производство закрыть, а всем производственникам - на фронт до полной победы коммунизма.
- И что кремнистофтористоводородная кислота во время ядерной войны не нужна? - еле выговорил преподаватель название продукта, - а отходящий фтор куда девать будете?
- Никуда не будем, - ответила беспечная молодость, - пусть себе летит, как и раньше.
- Он же полезный! - возмутилась рачительная старость, - вот у меня зубная паста с фтором. Может завод на выпуск зубной пасты перепрофилировать при ядерном нападении?
Тремя годами раньше на его лекции по ГО Ванька заснул. Причем не нечаянно, а совершенно умышленно. Сапоги зимние снял, шапку под голову положил и засопел. Пока Ванька сопел, сапогам стало скучно и они ушли. На другой конец аудитории. И встали в проход между столами и кафедрой преподавателя. Совершенно независимо от Ваньки.
Отставной полковник, рассказывая (он на каждой лекции это рассказывал) про то, что вакуумная бомба действует очень похоже на открытую бутылку шампанского (кровь у поражаемых "вскипает" так же как шампанское при открывании бутылки), гулял по аудитории и наткнулся на отдельно стоящую обувь.
- Это что!? - полковник поднял сапоги над головой, - это кто допустил!?
- И какая блядь сапоги спиздила!? - поддержал его возмущение некстати проснувшийся Ванька, - положте взад, паразиты. Ноги на полу мерзнут.
Этим же днем полковник отнес в деканат служебную записку, где просил разобраться со студентами, устроившими ему обструкцию, выставлением в проход поношенной обуви. За обструкцию Ваньке впаяли выговор по комсомольской линии. Прилюдно (на следующей лекции) извиняясь перед полковником, Ванька просил прощения и оправдывался тем, что он просто спал, а сапоги у него какая-то сволочь увела, без всякого его участия. Простили, чо.