May 28th, 2010

Застрелился

Обычно я многословен

Обычно я многословен, но сейчас коротко будет. Позавчера еще видел, а рассказать забыл. На Пролетарской станции метрополитена имени сами знаете кого, сквозь окно отъезжающего поезда, подняв глаза от ридера, где африканская принцесса гонялась с африканским копьем за бабой Ягой, увидел, что по платформе идут пять тонкошеих милиционерчиков с противогазными сумками через плечо. А один из них негр. Ликом чорен и прекрасен, простите за цитату, не знаю из какого писания . Сука, я думал у меня легкое помешательство в тяжелой форме на базе алкогольного делирия и чтения всякой фигни. И хрен выйдешь пальчиком его поковырять: не крашен ли, потому что поезд отъезжает и я вместе с ним. Вот ей-ей бы вернулся, если б две тинейджерки не начали на него пальцами показывать. Не только мне привиделось, все-таки.
Я, конечно, много негров видел, случалось и водку с ними пил, и лет мне много уже, а до сих пор когда негра вижу неподдельное удивление испытываю от их существования, как в детстве.
В конце перестройки, хотя я не уверен, был ли у нее конец, на МКАД, по-моему, в районе Реутова была бензоколонка. Наши водители делали большущий крюк, но ездили заправляться туда и только у одного аппарата именно. Заправщиком там был негр из студентов. К нему постоянно стояла очередь, несмотря на наличие свободных колонок и время дня. Такой простейший способ почувствовать себя "белым человеком". Так что я не одинок в своем удивлении, наверное.
Застрелился

А вот фигу!

А вот фигу, чтоб я еще хоть раз общественным транспортом с работы поехал, на лишний вес несмотря. Фигу. Потому, что так нельзя с людьми практически пожилого возраста поступать. Не успел про негра-милиционера в метро рассказать, как опять. Просто страшно по улицам ходить становиться. Про метро и автобус я и не говорю уже.
Вышел с работы, иду, беды не чая, на автобусную остановку. Прохладненький ветерок обдувает, девки попами туда-сюда крутят, и я иду, задумавшись. Хорошо, в общем. К автобусной остановке одновременно с автобусом подошел. Вскарабкался по ступенькам, не глядя на водителя в окошечко специальное для отъема денег стукнул легонько. Открылось. Я туда деньги сую, а оттуда рука протягивается. Меня как током шибануло, когда я увидел, что за моими деньгами тянется. Хотя, я ж уже сказал, что рука.
Чорная, думаете? Не, просто рука - не черная. Рука-то, она, конечно, рука, но с когтями ведь, колечками и маникюром. Когти в разные цвета еще лакированы. Achtung. Шухер, в смысле, а вовсе не то, что я подумал тогда, потому что на водителя посмотрел. Сидит себе такой водитель в кудряшках, с сиськами четвертого размера, как минимум, жвачку жамкает, лыбится и сережками в ушах трясет. Сиськи точно четвертого. Пуговка на форменной рубашке, голубого, прости господи цвета, расстегнута, чтоб видно было. Девка, ага. Водитель автобуса. Первый раз за всю жизнь увидел. В трамвае и троллейбусе девчонки - дело привычное. При социализме, так в Москве плакаты висели: "мужественная профессия - водитель троллейбуса". Чтоб мужиков заманить. Но все равно не шел никто. Сплошь женщины рулили электротранспортом. Но чтоб рейсовыми автобусами ни разу не встречал.
Так. что фигу. Не буду я больше на общественном транспорте. До вторника точно не буду. А там посмотрим.