dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Еще раз про дурдом

Вчера всем нормальным должно было показаться, что по мне дурдом плачет. Не буду оспаривать сей радостный (потому как не забрали еще) для меня факт. Тем более, что я тут вспомнил про там историю.
Это случилось в те времена, когда "членомерок" яндекса еще не было и люди, неумеющие обходится без подобных вещей, измеряли успех наличием сотового телефона. Потом успех будет меряться размером телефона, потом его "навороченностью". Но это будет потом. А тогда в моем распоряжении оказался прекрасный образец таких линеек: Nokia 720.

Парнем я тогда был молодым здоровым и спортивным, поэтому мог переносить этот телефон даже на далекие расстояния почти не горбясь под его весом. Специальный фирменный чехол, сшитый из ткани, напоминающей мне "болоний" с отцовского плаща времен его юности, для цели транспортировки телефона почти не годился. Нет, носить его там было удобно, но чтоб извлечь трубку на разговор, а потом упаковать все обратно требовалось не менее получаса. Зачем мне понадобилось отвезти телефончик к себе домой в Мытищи, я не помню. Скорее всего, просто хотелось пофикстулить перед сыном. Я достал из кабинетного шкафа подаренный мне коллективом толстый металлический чемодан-дипломат. Я очень редко пользовался этой еще одной приметой бизнесмена в малиновом пиджаке: чемодан был здоров, нейдобен, звучал как зулусский барабан, пристегивался к руке, а открывался пластиковой картой вместо обычного замка. Телефон же соответсвовал этому чуду бронезащиты денег, как нельзя лучше и почти не изменял его веса. Забыл сказать, что вид "дипломат" имел самый непрезентабельный и больше походил на самодельный сундук с инструментом слесаря, чем на аксесуар нового русского.
Вот с таким наборчиком я занял место у окна пустой электрички, отправляющейся с Ярославского вокзала. Достав из чемонада книжку я ждал отправления. Напротив меня пристроилась миловидная интеллигентная старушка, чем-то напоминающая Шапокляк из книжки Успенского. Старушка показалась мне знакомой. Оставшиеся четыре места были заняты компанией широкоплечих молодых парней со спортивными сумками и повадками самбистов-кмсников.
Поезд благополучно тронулся. Так бы и доехал бы без приключений, если бы на Лосиноостровской у меня в чемодане не зазвонило.
- Как же я тебя выключить забыл, паразита, - чертыхнулся я про себя, - и сделал вид, что источник звонка мне неизвестен: Сижу, никого не трогаю, че за звук не знаю и вообще меня нет дома. Головой повертел в поисках источника звука и даже под лавку зачем-то заглянул: чей-то там звонит такое? А звонок не унимается. Чемодан металлический, звук у телефона и так громкий, а он еще в пустом металлическом ящике подпрыгивает. Звонит и звонит. На весь вагон. Все оглядываются.
Тут один из самбистов меня локтеп в бок тырк.
- Мужик у тя там чо будильник? Ты его выключи. У меня дома так же звенит, надоело аж зубы сводит.
Смотрю и действительно сводит. Уж так желваки на роже играют. Причем не только у него.
- Ладно, - говорю, - сейчас выключу. Ты не поверишь: самого достал, сил нет.
Достал из кармана карточку, в замок чемодана сунул, крышку приоткрыл. Звон еще громче стал. Я трубку вытащил (она у 720й на витом проводе присобачена, как у обычного телефона) и к уху:
- Але?! Горбачев? Миш, ты позже перезвони, я тебя плохо слышу. И выключил.
Бабулька напротив оживилась. Вы, - говорит, молодой человек в Перловке не выходите? Я молчу. А она тихим голосом продолжает: ничего страшного, нервное напряжение, много работы. Со всяким может случится. Мы сейчас вместе выйдем, ко мне на работу зайдем я вас осмотрю, мы вас вылечим и вы дальше поедете. Вот ребятки нам помогут если чего, - заканчивает старушенция, и самбистам подмигивает.
Тут я ее узнал. Не Шапокляк она вовсе, а главврач психдиспансера в Перловке. Я у нее недавно справку подписывал, что на учете не состою. В смысле, не состоял. А если эти самбисты помогут старушенции меня туда доставить, то уже как бы и состою. Это старушка с сотовыми тедефонами обращаться не умеет, она их не видела. А с психами всяко разно умеет. И наверняка видела как психи по игрушечному телефону с Горбачевым разговаривают. Она же не знает, что телефон настоящий, а моего приятеля Мишку Горбачева все горбачевым зовут из-за пятна на лбу. Самбисты наверно тоже не знают.
Поез уже от Лоси отъезжает. Похоже через пару минут меня выводить будут: Перловка следущая. Делать нефига. Точнее наоборот: надо что-то делать.
Достал из чемодана целиком телефон, антену вверх повернул, включил и заорал:
- Граждане! Только у нас в вагоне! Только сейчас! Демонстрация главного чуда уходящего века: сотового тедлефона "Нокия". Вот вы, бабушка, позвонить не хотите?!, - протянул трубку главврачу, - нет? А вы молодые люди? - я потыкал трубкой в сторону самбистов и те немного ототодвинулись.
- Не, хотите, как хотите, - закончил я монолог и начал пробираться к тамбуру, - Что нет желающих? Тогда я пошел.
Поезд остановился на платформе Перловская и я вышел. Мне вообще-то на следующей выходить: в Тайнинке. Но от Перловки тоже минут пятнадцать до дома идти. Да и кто знает, чем бы дело кончилось если бы я не слинял вовремя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments