dernaive (dernaive) wrote,
dernaive
dernaive

Тараруй.

История про привидений в простынях, имела тут целых два продолжения. Одно давнишнее, а одно на эту субботу пришлось. Удары по голове, они ведь просто так не проходят, а как бы откладываются на будущее...

Лет пятнадцать тому заехали мы с друзьями и коллегами к одной уфимской барышне в гости. Водки выпить и о делах поговорить. Вечером. И уж изрядно так поговорили, как в комнату влетел ее младший сын. Упитанный такой мальчишка - раза в три больше положенного. Но шустрый. По каким врачам она его только не таскала, на какие диеты, с трудом и скандалом, не сажала. Бестолку. Влетает со словами: "Мама, все пропало". В десятилетнем возрасте бывает, что всякая школьная фигня в проблему мирового характера превращается.
Но тут трагедия и чуть не плачет, хотя держится. Оказывается, завтра у них в лицее новомодный Хэллоуин, а он забыл, что ему костюм, какой-нибудь вражьей силы нужен. И тыква еще. В девять вечера, ага. И праздник прям с утра, главное. Засмеют детишки без костюма. Лицей еще типа VIP и пафосный до невозможности с детишками «новых башкирских». В общем, у пацана трагедия, а я вспомнил, как по голове поварешкой схлопотал и булькаю. Парень обиделся, кулак показывает и уж всерьез реветь собирается.
Ну, я отбулькал свое, успокоился малость: не боись, - говорю, - соорудим мы тебе сейчас костюмчик из подручных материалов. Не тут-то было. В доме ни одной белой простыни. С розочками только и шелковые в розовых тонах. Тока нам гламурных призраков с розочками и не хватало. Пошли в круглосуточный магазинчик типа супермегаминимаркета со всякой фигней и водкой, главное. Дайте нам, пожалуйста, четыре литра и вон ту белую простынь с наволочкой. Можно без наволочки, но они у вас комплектные. А Сашка еще два алмазных сверла и чайник заварочный литров на шесть прикупил с местным орнаментом. Ты, - говорит, - привидение из простыни шей, а я тыкву из чайника просверлю. Свечку вставим, и не отличишь от тыквы - только фарфоровый и с носиком.
Одели парня. Я простынь пополам перегнул по короткой стороне, парня карандашиком обвел, чтоб мерки не снимать. Шили с ним вдвоем по контуру навстречу друг другу. Даже с рукавами балахончик вышел, укоротить только пришлось, чтоб не спотыкаться. Я ж помню, чем излишняя длина кончается. Сашка носик у чайника отфигачил все-таки, дырки для глаз просверлил кое-как, рот лаком для ногтей нарисовали. Красный с чорно-фиолетовыми зубьями для страха. И полосочки от тыквы еще.
Первое место заняли на конкурсе. Средь магазинных ведьм с колдунами и тыкв со свечками, наш упитанный призрак лучше всего выглядел. Ему банку варенья дали к призу, между прочим. Вспомнили, видать, про Карлосона. В прокуратуре сейчас работает, и тощий стал – жуть просто. Ему теперь скелета можно без всякого костюма изображать.
А тут в эту субботу я двух таджиков нанял трубу на даче подправить. Самому высоко очень и несподручно в одиночку. Главный представился сразу: Я не Равшан, я Сафар, только вы дюбели не те купили.
Поехали с женой на рынок за «теми». Есть у нас на пересечении бывшей Троицкой дороги, в смысле, Ярославского шоссе с малым московским кольцом. Туда подъезд нормальный, а выезд в другую сторону от нужной. Потом до поворота пилить долго. А пропустишь – так вообще почти до Сергиева Посада придется, чтоб развернуться. Поворот, чуть не доезжая двух знаменитых раньше сел. Воздвиженское и Голыгино. Там по легенде два призрака машины тормозят. Безголовые Хованские называются. Ивана Андреевича Хованского и сына его Андрея царевна Софья в Воздвиженском казнила предательским образом в 1682. Вызвали типа на праздник, одного в Пушкино захватили, другого под Братовщиной. Привезли в Воздвиженское, судили и обезглавили. Хоронить не стали – в болото затоплали под Голыгино. Без покаяния и обряда. Говорят, теперь Хованские машины останавливают, просят похоронить по-человечески и кланяются. Вместе с шапками головы снимают и кланяются. Все обещают со страха, но не делают. Ну и злые они поэтому.
Купили дюбель-гвозди, садимся с женой в машину. Она за руль, я рядом штурманом.
- Помнишь, - спрашиваю, - Хованщину?
- Я-то, - говорит, - помню. Мусоргского. Это ведь я в музыкальной школе десять лет училась и даже сейчас наиграть могу на рояле, а у тебя даже слуха нет.
- Ну, Мусоргский тут, допустим, ни при чем со своей кучкой, а вот прям тут, говорят, эти Хованские безголовые и бродят по сию пору. - Ну и рассказываю. Сначала про Хованских, потом про мальчика из Башкирии, потом опять про Хованских. Их ведь 17 сентября казнили. Аккурат в мой день рождения. Только за двести восемьдесят один год до того. – Хованский Иван Андреевич по прозвищу Тараруй. Балабол по-современному. Не встречала тут на дороге безголового?
- Как же, - говорит, - встречала, ага. Рядом сидит и балаболит. Поворот-то пробалаболил уже, штурман фигов. Как раз Воздвиженское проезжаем. Тут уже до Радонежа недалеко. Тараруй нищастный.
И мы поехали в Радонеж. Все равно ведь поворот проскочили. Да там и недалеко совсем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments