?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

Злые люди.

Про тех, кто "пятками по лезвию ножа", да. Мне почему-то кажется, что из всех форм графомании - стихотворная самая, что ни на есть графоманская.

Я стихи почему-то не люблю. То есть я их все не люблю, кроме пожалуй что Маяковского. Но плохие стихи не люблю особенно. Нет Пушкин - наше фсё, я согласен, но если выбирать - я б Лермонтова выбрал. В пику своей учительнице литературы и русского языка, простой, неграмотной женщине, Клавдии Ивановне. Это она велела нам сравнивать художественные достоинства Полтавы с Бородино и говорила, что Пушкин куда подробнее в описаниях событий. Приблизительно с тех пор я и пошел в направлении шведских полков, палимый солнцем. И не люблю ни стихов, ни поэтов. Маяковский с Высоцким только. Бодлер еще с Микеланджело, но исключения только подтверждают правило.

Со мной целых два курса учился поэт. Михаилом звали. Так вот он тоже писал стихи, что поэтам в общем-то свойственно. Стихи были поэмой.

Унесся корабль мечтаний
В бескрайнее море любви
На поиски девушки милой
Моей бесконечной мечты.

И вот такие стихи в виде поэмы (часа на четыре декламации) поэт читал не только мальчикам, но и девочкам. То есть он к девочкам приставал как совершенно нормальный мальчик, уговаривал, провожал до дома. И в подъезде читал стихи, пугая местных кошек и старушек. И не отпускал несчастную жертву пока не дочитает.
Надо сказать, что не многие выдерживали.

То есть никто вообще. Его неоднократно били. Девочки и мальчики. А один мальчик и даже чемпион Москвы по боксу стукнул этого поэта, а тот вместо того чтоб увернуться, подставил под кулак лоб со стихами внутри и сломал боксеру все лучезапястные кости, что были в запястье. Такая сила в стихах оказалась.

А потом он написал заявление в деканат и из нашей группы перевелся на другой факультет. В заявлении он указал, что коллектив его не понимает и издевается над творческим человеком всеми доступными способами.Ни к селу, ни к городу, а к вчерашнему разговору с Янги о поэзии, я еще одну историю про этого поэта вспомнил.

Он однажды себе кролика купил в виде шапки. Жуткий дефицит. У нас по истории партии лекции в актовом зале общежития читали. Общага в Измайлово, к метро идти мимо заманчивого своими товарами магазина София. А там очередь. Откуда-то из подвала. То есть хвост универмаг обвивает, а голова в подвале.

Или наоборот. С этими очередями, как и с воронами - фиг поймешь, где у них хвост, а где голова. Особенно когда говорит.
Так вот поэт отбросив романтику встал в очередь, а остальные мимо прошли. У остальных то ли денег на шапки не было, то ли голова не мерзла. Костлявая очень потому что голова.

И вот следующим утром перед институтом все курят. И поэт. В новой шапке из чорного кролика. С гордостью за шапку и себя. А на неё почему-то никто внимания не обращает. Он ее то снимет, то наденет. Мех так ручкой от себя взобьет и наденет. И подует так благоговейно на ворсинки. А всем похую просто. Курят, про лекции с девками разговаривают, про футбол и конспекты Капитала без которых зачет не поставят. Не до кроликов.

На лекциях и семинарах он пробовал шапку не снимать. Тут уж даже преподаватели внимание обратили. На студента в шапке. Один едкий такой, преподаватель, PL-1 преподавал, за девочку даже принял. Девочкам-то в шапках можно в помещениях. Девочки, они ж как мусульманские мужчины с иудейскими в этом отношении. Пришлось снять все-таки. Но не класть же ее на стол, или в сумку не дай бог. Мех ведь. Поэтому он ее на крышку от тубуса одевал. Ставил крышку от тубуса на стол, а на нее шапку. Чтоб мех стола не касался.

Даже когда чертежей не надо было он с тубусом в институт ходил из-за этого.

Две недели. А через две недели мы после занятий пошли Шурика навещать в больницу. По улице Лукьянова, кому интересно, в сторону отделения милиции, дома Софьи Перовской и венерического диспансера. Там больница рядом городская, номер шесть по-моему.. Шурика с аппендицитом из института забрали, тут же прооперировали, а на следующий день мы к нему пошли. Анекдот рассказывать. Он четвертый был с аппендицитом в группе.

И у нас традиция выработалась. Анекдоты рассказывать. Про "пойдем пописаем". Он смешной на втором курсе анекдот-то. Аж швы расходятся после операционные. Не сильно, но смешно.

И вот мимо всех наших высоких корпусов пришли в больницу. Стоим в фойе с Шуриком, обсуждаем медсестру, которая ему уже нравится и даже жениться можно было бы ненадолго. Если б не аппендицит. Но через пару дней уже не так больно жениться будет. Стоим разговариваем, а вокруг паленым пахнет. Все сильнее и сильнее.

Мы уж и урны все проверили. И не только мы. Все принюхиваются. Поэт только не принюхивается. Потому что услышал про «женица». И как настоящий романтик тут же предложил соблазнять медсестру стихами его сочинения. И начал даже читать из вчерашнего. Ножку так в сторону на пятку отставил, ритм ботинком отбивает и рукой еще размахивает. Читает стихи.

И тут всем становится заметно, что он дымится. Он стоит, как ни в чем ни бывало, стихотворит, а над макушкой вьется дымок. Как над вулканом, или в тесной печурке огонь. И сильно так попыхивает дымом, как перед извержением.

- Миша, - говорит, - Шурик, ты бы паузу сделал что ли, дымишься уже.

Но разве поэтов остановишь с первого раза всякими шуточками? Щаз. Он еще страсти добавил и ритм у ботинка участился. Горит человек в буквальном смысле. И внутри и снаружи. Изнутри стихами исходит, снаружи дымом. И огонек даже показался.

Потом остановился все-таки. После того как доктор вмешался.

- Молодой человек, вы если аутодофе хотите, то из больницы выйдите. Мы вас потом завезем, когда потухните. Мы горящих не лечим вообще.

Потушили. Оказалось, что не из-за стихов занялось, а из-за окурка. Кто-то окурок из окна выбросил, когда мимо корпусов института шли. там всегда так. Курить-то нельзя, но преподаватели в лабораториях смолят в открытое окно. Окурки туда же выбрасывают, чтоб не спалиться.

Так вот кролик и погиб. Вместе с поэтом. Потому что поэт не поверил, что случайно загорелось. Думал, что это месть бездарностей его настигла. Написал письмо в деканат и на другой факультет перевелся. Криогенного машиностроения.

Комментарии

( 33 комментария — Оставить комментарий )
salnikov_edkij
24 апр, 2014 02:16 (UTC)
Вы очень вредный тип. Разлагаете, можно сказать.
У меня работа встала на 5 минут, хрюкал пока читал (смеяться громко в офисе не принято). Коллеги вот тоже отвлеклись.
Смотрят на меня, шутят.

Но за текст спасибо.
salnikov_edkij
24 апр, 2014 02:39 (UTC)
PS И за Маяковского спасибо. Он большой молодец.
"По морю, играя, носится..."
dernaive
24 апр, 2014 08:03 (UTC)
Обидно просто. Держался в школьной программе благодаря "партия - рука миллионопалая" и "я достаю из широких". А про лирику никто не слышал даже вообще.
elshanec
24 апр, 2014 02:41 (UTC)
со мной такой же поэт учился. http://elshanec.livejournal.com/26107.html
но стихи я еще до него не любил и продолжаю не любить. а сам очень иногда пишу.
dernaive
24 апр, 2014 08:16 (UTC)
У вас хоть учебное заведение соответствовало более или менее. А поэт в промышленном холодильнике низких температур?
elshanec
24 апр, 2014 09:04 (UTC)
отморозил себе всё, вот и результат
zlex07
24 апр, 2014 04:16 (UTC)
А нам настоящий поэт, который по совместительству в газете работал, рассказал, как однажды в редакцию пришел человек со стихами. Представился "пишущим немного". Оказался очень интересным собеседником, полредакции ему уже в рот заглядывают и поощрительно улыбаются в предвкушении удовольствия от его стихов. Но мужик оказался скромным, постеснялся вслух декламировать. Я, говорит, тетрадь оставлю, а вы потом сами выберете, что напечатать в первую очередь. Попрощался и ушел. Тетрадь оставил - толстая такая, за 40 копеек.
На первой странице очень волнительное было - "Я помню чудное мгновенье..." И на всех остальных страницах тоже Пушкин.
dernaive
24 апр, 2014 08:11 (UTC)
Я рассказывал как-то, что в ранней юности то есть больше тридцати лет уже назад пили портвейн вечером почти ночью у редактора отдела стихов одной газеты (про газету сейчас и не подумаешь, что там стихи когда-то публиковали). И случайно совершенно открыли дверь здоровенного, просто монстрообразного шкафа с письмами. Что вызвало лавину и человека открывшего дверь просто засыпало по пояс. И сверху еще с самого шкафа посыпалось что-то тяжелое, оказавшее чугунным Лениным на лавочке затерявшемся в письмах.
Сидели и с портвейном, водку дорого было потому что, читали стихи. И ржали. Но одно письмо просто вызвало ступор у всех, настолько понравились. Через пару дней автора нашли, оказалось что жив, хотя письмо лет десять в шкафу лежало. И стихи опубликовали. Человек потом выпустил несколько сборников уже как член союза. Всю жизнь писал стихи, но сделал всего одну попытку опубликовать. А письмо никто б и не прочел, если бы не портвейн.
ded_port_sam
24 апр, 2014 04:19 (UTC)
Эх, сегодня я зачем-то забрела в КиО, и прочла историю о поэте вперемешку с вороньими трусами... Ведь милая ж история, но трусы ее опошлили...
dernaive
24 апр, 2014 08:22 (UTC)
Трусы не могут опошлить историю раз уж они в нее вошли.
ded_port_sam
24 апр, 2014 11:32 (UTC)
Так не вошли же - так, рядом трепыхались, дразня горошинами...
dernaive
24 апр, 2014 12:44 (UTC)
То же мне дразнилки. Пучит от таких горошин-то.
ded_port_sam
24 апр, 2014 12:47 (UTC)
Это только если их пытаться сожрать. А если носить трусы с ними - то нормально, нигде не жмет, не давит.
dernaive
24 апр, 2014 12:48 (UTC)
Давит, давит. Никто б их не видел, кабы не давило.
ded_port_sam
24 апр, 2014 12:52 (UTC)
А, кстати, с чего эта история с вороньими труселями началась-то? ВИ просил предъявить или она сама?
dernaive
24 апр, 2014 13:03 (UTC)
Сама. От желания уесть своей красотой. Не в первый же раз-то. Все ржут, ей кажется что это от восхищения и зависти. А ВИ вполне способен на такую просьбу, да.
ded_port_sam
24 апр, 2014 13:05 (UTC)
В КиО все чудесатее и чудесатее... Но я там большую половину народу не знаю...
dernaive
24 апр, 2014 13:15 (UTC)
Ты там знаешь всех. Ники другие, люди-то теже. Ост только куда-то сгинул.
ded_port_sam
24 апр, 2014 13:31 (UTC)
Ну вот... Оста нет - это плохо, интересный он человек... Лучше б Лианит куда провалился.
dernaive
24 апр, 2014 13:33 (UTC)
Лианид все шутит, да. По-прежнему весело. И все думает, что если он поменяет ник, его никто не узнает.
ded_port_sam
24 апр, 2014 13:34 (UTC)
Его, кажется, не узнаешь... Это все равно как если б Алик ник изменил. Но Алик куда симпатичней как человек...
dernaive
24 апр, 2014 13:37 (UTC)
Ага. Изменил ник и написал про пуделя атоса-девятого, катающегося на коньках с чемпионкой Советского Союза в Киеве. Алик практически утихомирился. Или Дима забанил его все-таки насовсем.
ded_port_sam
24 апр, 2014 13:40 (UTC)
Может у него проблемы - годов-то много, да и семья в Киеве...
dernaive
24 апр, 2014 13:43 (UTC)
Чейтатель ему звонил недавно. Говорит, все хорошо. И он задолго до майдана пропал, так что на месть Тимошенки непохоже.
ded_port_sam
24 апр, 2014 13:45 (UTC)
Йюле сейчас не до Алика - ей бы в президенты... Но если у него все хорошо - то и ладно...
dernaive
24 апр, 2014 14:07 (UTC)
Юля в президенды не пройдет, ей денег надо и все.
ded_port_sam
24 апр, 2014 14:14 (UTC)
А вот это уже пускай украинцы заботятся. Кого им выбирать. Хотя, и это неважно - все равно через пару лет на майдане скакать.
(Удалённый комментарий)
dernaive
24 апр, 2014 08:18 (UTC)
В отрочестве поэтами были все. И стихи с табуреток декламировали немного раньше. Не всем же после этого обязательно чтецами со сцены выступать.
m_oblomova
24 апр, 2014 11:20 (UTC)
Авотшиш... И не сочиняла никогда, и с табуретки не декламировала...
dernaive
24 апр, 2014 12:47 (UTC)
Ты и так слишком много стихов помнишь просто, тебе свои без надобности писать. А нащет декламации, то можно все списать на трудное детство с отсутствием табуреток.
m_oblomova
25 апр, 2014 21:13 (UTC)
Это да. Тут с чужими бы разобраться...
samavara
24 апр, 2014 06:53 (UTC)
А все вы, злые завистники!:)
dernaive
24 апр, 2014 08:26 (UTC)
Что есть, то есть. Психиатры поэтам даже целую болезнь придумали с навязчивым желанием писать и разговаривать в рифму.
( 33 комментария — Оставить комментарий )